Используйте современные браузеры!

Please, use modern browsers!
Top banner
Post main image
Отвертка

Парижский поцелуй Бешеной Лошадки

 

Алексей Вейцлер | Фотографии и видео из архива Кабаре «Crazy Horse»

Поделиться

В закладки

 

Когда-то это казалось бесстыдным. Теперь это классика. Всё дело в искусстве светописи, в языке тела, в крутящихся попках и волшшшебных пузырьках!

Шампанское, золочёная полутьма, хай-эндовский занавес из света, цвета и блёсток.

Приятно, когда тебя где-то ждут, а когда тебя ждут в Париже – приятно вдвойне.

Недалеко от Елисейских полей, на роскошной улице Жоржа Пятого, во всемирно известном кабаре «Crazy Horse» нам всегда рады – один из последних сегодня бастионов сексуальной революции тепло встречает героев движения, отпаивает вином и согревает искусством.

В кабаре есть наши люди!

Ведь одними из лучших здесь всегда были русские танцовщицы, носители классической школы отечественного балета.

 

 Ослепительная яркость сцены чередуется с возбуждающим мраком.

Тут же, слева от кулис, мемориальная плита с отчеканенным в бронзе списком танцовщиц за всю историю заведения. Девочкам здесь, по-традиции, дают яркие, чуть кичёвые псевдонимы. Вот некоторые из них:

 

Лова Мур (Lova Moore), Зина Белуга (Zina Beluga), Калин’ка (Сalin’ka), Псикко Тико (Psykko Tico), Полли Андеграунд (Polly Underground), Энни Гматик (Enny Gmatic), Бейби Балалайка (Baby Balalaika), Рита Ренуар (Rita Renoir), Зитта Зурбаган (Zitta Zurbaghan), Фасти Уизз (Fasty Wizz), Берта фон Парабумм (Bertha Von Paraboum), Фаина Де Бермудес (Faina De Bermudes), Мисс Талула (Miss Tallulah), Траума Тииз (Trauma Tease), Эро Тикка (Ero Tikka), Зула Зазу (Zula Zazou), Бэмби Сплиш-Сплаш (Bamby Splish-Splash), Роза Фуметто (Rosa Fumetto), Ясна Снигура (Yasna Snigoura), Нука Карамель (Nooka Karamel)…

 

О, как это близко и знакомо редактору «Андрея», ведь на наших страницах появлялись такие громкие и такие яркие имена, как Наталья Грозная, Алёнка Забава, Сибирская Кошка, Лада Бананова, Алона Бажана, Лолита Набокова…

 

Русская танцовщица «Crazy Horse» Сalin’ka рассказала, что артистки кабаре не знают настоящих имён друг-друга. Они общаются только под псевдонимами, выбор которого является своеобразным обрядом посвящения в члены труппы. Обычно это происходит после испытательного срока, а первые три месяца, пока он длится, у новой девушки вообще нет имени. Когда приходит время получать псевдоним, его придумывают, учитывая вкусы, идеи и национальность девушки. Танцовщица может предложить свои идеи и они тоже могут подойти. Если с первого раза псевдоним не нравится девушке – его могут менять три раза. Если ничего не нравится, третий вариант, по-правилам, уже нельзя отвергнуть.

 

Ритуал – давать артисткам причудливые псевдонимы – придумал в самом начале истории «Crazy Horse» создатель кабаре, увлекавшийся вестернами. Это казалось ему схожим с романтическими обычаями индейцев. Напоминало эти длинные, смешные имена их вождей и воинов: Большой Змей, Верная Рука, Соколиный Глаз. Кроме того, такие клички стриптизёрш звучали в унисон с названием заведения, тоже имеющего прямое отношение к индейцам. Но об этом, как и о любви основателя кабаре к остроносым сапогам, шейным платкам и о точке в его судьбе, сделанной по-ковбойски метким выстрелом, я расскажу чуть позже…

 

«Crazy Horse»- самое авангардное в Искусстве Наготы, – или, как его называют здесь по-французски, – L`Art du Nu, и самое молодое из Большой Тройки парижских кабаре, в которую входят ещё «Moulin Rouge» и «Lido»

 

В орбите «Crazy Horse» постоянно 45 танцовщиц. Вакансий почти нет.

 

Тут в разные годы выступали более 800 девушек из многих стран. Кроме красавиц из родной Франции, беглянок из СССР, а теперь гастролёрш из России, дэнс-арбайтеров с Украины и, кто бы мог подумать, из Азербайджана, в кабаре плясали чаровницы из Австралии, Германии, Новой Зеландии, Италии, Швейцарии, Румынии… Говорят, даже из Чёрной Африки и с объятой революцией Кубы!

 

Возраст танцовщиц — от 21 до 33 лет. Их телосложение должно соответствовать строгим «фирменным» критериям, которые установил когда-то создатель кабаре: рост от 1,68 до 1,72 м, длина ног (от ступней до бёдер) должна составлять 2/3, а высота тела от бёдер до ключиц — 1/3, голова при этом должна быть небольшой, шея длинной, расстояние между сосками — 27 см, расстояние от лобка до пупка — 13 см. Девушки должны обладать одинаковым объёмом и формой груди, где-то в районе упругого третьего размера.

 На фото основатель кабаре Ален Бернарден измеряет танцовщицу

 

Стандарт каждой груди танцовщицы тоже просчитан: расстояние от верха груди до соска – должен составлять 1/3 длины от верха груди до ее нижней границы. А расстояние между сосками грудей и ямочкой у шеи обязаны составлять равнобедренный треугольник.

 

Танцевальная подготовка для будущих «бешеных лошадок» обязательна. Но сексапильность ценится выше танцевальных навыков. Общая схожесть черт между девушками желательна. Однако самое главное, без чего невозможно стать танцовщицей «Crazy Horse», это, конечно, харизма – блеск глаз, пленяющая улыбка, способность найти во время шоу контакт с публикой, получить эмоциональный ответ зала.

 

 

Все без исключения танцовщицы обязаны подчиняться правилам, которые были установлены в первые годы существования кабаре.

Сотрудники-мужчины не имеют права разговаривать с танцовщицами. Посетителям тоже запрещено общаться с артистками во время или после спектакля. По окончании шоу танцовщиц в сопровождении охраны выводят из здания кабаре через специальный выход и развозят по домам.

При этом за пределами кабаре личная жизнь артисток не ограничена никакими пунктами контракта.

Шоу «Crazy Horse» представляет собой серию коротких хореографических этюдов для одной, двух или нескольких артисток. Каждый такой сюжет – запоминающаяся история. В соответствии с традициями кабаре в перерывах между танцевальными номерами на сцене появляются мимы, клоуны, фокусники.

 

Последние годы появился новый формат – спектакли с приглашёнными на сезон или на серию представлений знаменитостями. В таких шоу на сценах парижского «Crazy Horse» и его филиала в Лас-Вегасе выступали королева бурлеска, невеста Мерилина Мэнсона Дита фон Тиз, звезда глянца, муза певца Принса Кармен Электра, актриса Памела Андерсон.

 

На фотографиях: Кармен Электра и Дита Фон Тиз среди танцовщиц «Crazy Horse»

 

Для постановки шоу заключаются контракты с самыми известными режиссёрами и хореографами, в разработке дизайна костюмов участвуют знаменитые кутюрье, в спектаклях используются идеи великих художников. Например, в одном из сюжетов в центре внимания – диван-губы, придуманный в 1937 году Сальвадором Дали.

 

 Диван-губы, придуманные великим Дали на сцене кабаре

 

…Общий свет постепенно гаснет. Вазы со льдом и бутылками шампанского на маленьких столиках подсвечены изнутри. Тут же бокалы и изящные закуски – птифуры, сладости, фрукты. Но на один зубок – это вам не голливудское кино, чавкающее поп-корном.

 

Небольшой зал в стиле ампир с золотыми статуями обнажённых нимф по обе стороны сцены, кажется, не может вместить затаившееся ожидание публики.

 

Как перед стартом ракеты, на экране мелькают цифры, отсчитывая минуты до начала представления.

 

Три, две, одна!

 

Звучат первые музыкальные аккорды…

 

Музыка специально пишется композиторами и аранжируется для «Crazy Horse». Выпущен сборник хитов кабаре на диске. Многие из них, такие как «I Am A Good Girl»/«Я – Хорошая Девочка» или «You turn me on»/«Ты Заводишь Меня» – настоящие гимны заведения. А если в шоу используются модные мировые шлягеры, то их подают в фирменной крейзи-обработке, в бесшабашном, лихом go-go стиле.

 

Всё исполняется вживую – когда танцовщица имитирует пение, то где-то рядом, в полутьме можно заметить певицу.

 

…Вспышка, свисток, резкий окрик капрала.

В медвежьих шапках английских гвардейцев на сцене появляется марширующая полуобнажённая шеренга. Грубо топают высокие сапоги на длинных ногах. Выпуклости играют в рисующих лучах.

 

Этот номер премьера которого состоялась в 1989 году – уже много лет визитная карточка «Crazy Horse», название номера перефразирует британский гимн: God Save Our Queen (Боже, Спаси Нашу Королеву) в извечную французскую насмешку над всем английским и звучит, как God Save Our Bareskin (Боже, Спаси Нашу Голую Шкуру). В этом номере танцовщицы изображают стражей Букингемского дворца, одетых только в шапки, сапоги, портупеи, погоны, манжеты, ремни и почему-то обвешанные значками фунта стерлингов. Они демонстрирует чудеса военной выправки и искусства построения.

 

Королевские конные гвардейцы с изюминкой. Без лошадей, помешанные только на одной Бешеной Лошади.

Стой, смирно!

Последний раз я видел такую слаженность действий во время смены караула около мавзолея Ленина, ещё в СССР…

 

Кабаре «Crazy Horse» было основано в послевоенное время. В ту полную оптимизма эпоху, когда мимо негаснущего сталинского окна, по Красной площади ещё маршировали курсанты со штыками, а мир ещё не остыл от радости Победы во Второй Мировой. Тогда благодарная Западная Европа была всё ещё по уши влюблена в своих освободителей – весёлых парней из Армии США.

 

Эту атмосферу с отголосками чарльстона, с запахом фруктовой жвачки и виски, с дымком сигарет «Лаки Страйк» будущий создатель «Crazy Horse» Ален Бернарден ощутил как сигнал к действию.

 

После лишений и утрат всем хотелось забыться, жить стало легче и веселей, тянуло танцевать и влюбляться. А девочки, как никогда прежде, вошли во вкус эротики и кокетства, подогреваемые масляными взглядами чернокожих солдатиков и их шикующих офицеров-янки.

На фото: парижанка встречает освободителей

 

Исторические фотографии Парижа и парижан начала 50-х годов 20 века

 

Всемирно известные достопримечательности Парижа – созданное ещё в 19 веке кабаре «Мулен Руж» на Монмартре и выдержанное в таком же роскошном классическом стиле кабаре «Лидо» на Елисейских полях – казались архаичными и были недоступны молодёжи.

 

На фотографии – кабаре «Мулен Руж» в 1950 году

 

Классическая и скупая сексуальность «Мулен Руж» уже не была возбуждающей тайной, как во времена художника Тулуза Лотрека. Чопорная роскошь запакованных в перья и стразы балерин, их пафосные многофигурные выходы и мизансцены казались достоянием дедушек.

 

Итальянцы, с сицилийской учтивостью открывшие в 1946 году кабаре «Лидо», хотели только переплюнуть «Мулен Руж» в богатстве и шике Большого Бала, при этом совершенно не думая о новой эпохе в сознании.

 

 Афиша «Мулен Руж», выполненная Лотреком в конце 19 века и плакат «Лидо» 40-х годов

 

На фоне крутившихся по углам сексуальных киношек, угара танцевальных залов, беззастенчивого прикида гулящих дам нового века – всё эти условности и экивоки казались просто смешными.

 

Оперетта не могла конкурировать с джазом и блюзом. Классика канкана не выдерживала столкновения с развязным постмодернизмом, со зреющими в молодых умах идеями сексуальной свободы, входящими в моду наглыми шутками и ритмичной американской музыкой.

 

Ночной Париж ждал своих новых героев. И они появились под вывеской с вызывающим американским названием. «Crazy Horse Saloon» / «Крэйзи Хорс Салун», что переводится с английского, как «Питейное Заведение Бешеной Лошади». Ему суждено было стать самым провокационным парижским шоу. Самым бесстыжим и сексуальным, но при этом сделанным с безукоризненным вкусом.

 

Из энциклопедии:  Салун (англ. Saloon) — традиционное название американских баров, существовавших в западной части США во времена Дикого Запада. Среди посетителей салунов были трапперы, ковбои, солдаты, разведчики-скауты, шахтёры, профессиональные игроки и бандиты.

Первый салун был создан в Браун-Холл на территории современного штата Вайоминг в 1822 году. К 1880 году салуны были распространены по всему Дикому Западу.

Одной из отличительных черт большинства салунов были входные двери формы «крыльев летучей мыши», которые располагались на уровне колен или груди человека. Нередко второй этаж использовался под гостиницу. Большинство салунов имели крайне бедное убранство, но некоторые были обставлены с шиком. Меню салуна включало в себя разнообразие алкогольных напитков, которые были выставлены на полках за спиной бармена, работавшего за стойкой.

Традиционными развлечениями в салунах были различные азартные игры: карты, кости, бильярд, боулинг, дартс, сопровождаемые танцами девушек и игрой пианиста.

Стереотипный образ салуна является неотъемлемым атрибутом фильмов о Диком Западе.

 

На ретро-фотографиях слева – американские салуны конца 19 – начала 20 веков.

 

Грубость и прямота стиля американского запада, предвосхитила всё более свободные и несдерживаемые условностями нормы поведения следующих веков. Танцовщицы из ковбойских салунов, хоть и одетые ещё в корсеты и шляпки, были уже гораздо более других дам похожи на теперешних повсеместных девок-акул, с их блестящими в глазах бабками и идеалом женщины-стервы!

 

 

 

Создатель «Crazy Horse Saloon» Ален Бернарден (фр. Alain Bernardin) родился в 1916 году в Дижоне, в юности приехал в Париж, где стал художником.

В конце сороковых этот авангардист и неугомонный любитель женщин заряжается деловой активностью во время поездки в Штаты.

Вернувшись в Париж, он оказывается словно на ковбойском Западе конца девятнадцатого века. Город окрыляет большими возможностями, кругом ищут себя доверчивые, готовые на всё девушки, закручиваются новые проекты, куролесят гангстерские шайки. И Ален Бернарден, почувствовав эту энергию роста, делает шаг навстречу своей судьбе.

 

 

19 мая 1951 года, в возрасте 35 лет, он покупает старые винные подвалы дома № 12 на фешенебельной авеню Жоржа Пятого.

 

Объединив более десяти подвалов, он перестраивает помещение и превращает его в словно сошедшее с экрана вестерна питейное заведение в стиле Дикого Запада. На открытии «Crazy Horse Saloon» (фото сверху) Ален был одет в ковбойскую шляпу, в рубашку и сапоги, как у Брюса Уэйна. Приверженность к этому стилю он сохранит на всю жизнь.

 

Концепция заведения, как вестерн салуна в точном кинематографическом виде, оказалась неудачной, она не принесла хозяину прибыли. Но упрямый Ален Бернарден продолжал свои творческие поиски.

 

Возмущённая общественнось пыталась бороться с детищем предприимчивого художника, в первые годы клуб несколько раз пытались закрывать. Но после всех посягательств он только сверкал с новой силой.

 

Сила Бернардена была в том, что он объединял в себе коммерсанта и авангардиста, умевшего мыслить нестандартно. Ален был заряжен на победу, как те, на кого он равнялся. Идущие до конца, жёсткие романтики с кольтами и открытыми сердцами…

 

Спасительной идеей шоу оказался бурлеск. Бернарден ещё во время своей американской поездки обратил внимание на этот популярный в то время в США жанр.

 

Бурлеск-шоу появились в Америке ещё в середине XIX века как раз в ковбойских салунах, но в 50-х годах XX века на волне зарождающейся сексуальной революции бурлеск переживал самый настоящий бум и существенно видоизменился, включив в себя популярные образы пин-апа и перейдя к прямому и полному беззастенчивому стриптизу. Бернарден позаимствовал идею бурлеска и по-французски усовершенствовал её.

 

Он укоротил официальное название кабаре, убрав слово «Saloon», и это придало заведению ещё больший шарм. Теперь все понимали, что бешеная лошадка – это нарицательное имя эдакой королевы стриптиза, которая сделает и вас сумасшедшим, когда вы будете смотреть на её необузданный танец.

 

Яркие спектакли «Crazy Horse» заинтересовали французов, а потом и туристов со всего мира.

 

 

Но  ковбойские традиции не исчезли, они по-прежнему проглядывают и сегодня. Так, на фасаде, сбоку от вывески все-таки есть надпись «Saloon», а на улице перед клубом в часы проведения представлений дежурит, рулящий потоком машин и публики, ряженый в широкополой шляпе и костюме кавалериста Соединенных Штатов. На фото сверху. Он прохаживается по красной дорожке и охотно фотографируется с туристами. Парни в таких мундирах когда-то прижимали индейцев к скалистым горам, не зная пощады и не жалея патронов в своих винчестерах.

 

Тут нельзя не сказать о национальном герое Соединённых штатов, индейском вожде точно с таким же именем, как у кабаре.

 

Вождь племени Сиу Crazy Horse – Неистовый или Бешеный Конь, что по-индейски звучит Тхашу́нкэ Витко́, родился свободным около 1840 года и погиб от руки бледнолицего 5 сентября 1877.

Он принадлежал к группе непримиримых индейцев, боролся против федерального правительства США и отказывался подписывать какие-либо договоры с белыми.

Он остановил продвижение генерала Крука летом 1876 года, разбил кавалерию генерала Кастера в долине Литтл-Бигхорн. Позже затаился в резервации Красного Облака.

Когда генерал Джордж Крук предложил ему отправиться в Вашингтон на встречу с президентом США, вождь отказался. Присутствие лидера враждебных индейцев в резервации держало армейское командование в постоянном напряжении. Когда поползли слухи о его желании вернуться на тропу войны, генерал Крук принял решение арестовать Вождя.

Он был доставлен в Форт-Робинсон, где понял, что белые собираются заключить его в тюрьму. Он выхватил нож, но американский солдат пронзил Вождя штыком.

Раненого, его перенесли в кабинет адъютанта форта и положили на полу, где он несколько часов лежал без сознания с внутренним кровотечением.

Перед смертью, очнувшись, Вождь затянул слабеющим голосом свою Песню Смерти. Индейцы снаружи услышали его пение.

 

Сейчас, уже не рискуя остаться по его вине без генералов, американцы объявили Вождя Crazy Horse национальным героем. О нём снимают фильмы и пишут книги. У Чёрных холмов в штате Южная Дакота ему воздвигнут гигантский памятник. На фотографиях внизу

 


 

Алену Бернардену, которому тоже предстояло закончить жизнь окровавленным и на полу, пришлось возводить себе памятник самому.

 

 

Он был не единственным, кому пришла идея эротического театра, но он был лучшим. В отличие от других, он стал включать в программу номера клоунов c рискованными шутками, модных в то время мимов, иллюзионистов, цирковых жонглёров, запускать акробатические номера танцовщиц с использованием страховочных ремней. На этой самой сцене прошли дебютные парижские выступления певца Шарля Азнавура. Яркие запоминающиеся выступления с огнём, фокусы, отточенная хореография быстро выделили «Crazy Horse» из множества однообразных и часто порнографических проектов, которые пытались завоевать публику.

 

 

 

«Я отыскал свой образ жизни с обнажённой девушкой, мисс Фортуной, – говорил об этом времени Бернарден. – Однажды ночью, после торжественного вечера, я снял с неё одежду и понял, что тело женщины сделает мне состояние.»

 

С 1953 года заведение набрало такую скорость, что было уже недосягаемо для недругов и конкурентов.

 

 

 

Но Ален не останавливался на достигнутом, он постоянно усовершенствовал представление, пока не сделал своё главное в жизни открытие. Стремясь возвести эротическое шоу на пьедестал настоящего искусства, он открыл новаторский для кабаре художественный инструмент. Этим инструментом был свет.  Он служил «одеждой» для танцовщиц.

 

 

Используя светопись, проецируя прямо на танцующие тела слайды, применяя разноцветные фильтры, включая и выключая кинопроекторы, а в дальнейшем применяя лазерные эффекты, создатель «Crazy Horse» добился совершенно нового и ни с чем не сравнимого сценического языка, который превратил его кабаре в движущееся художественное произведение.

 

Алена, наконец, признали большим художником. К нему зачастили люди искусства. Теперь они могли не бояться того, что их визиты будут истолкованы порочностью, стремление поглядеть на девочек теперь имело прикрытие – кабаре «Crazy Horse» стало таким же достоянием французской культуры, как Лувр, ну или почти таким же:)

 

Бернарден говорил о своём искусстве так: «Волшебство — это мечта. Нет ничего более чарующего, чем магическое шоу. И то, кем становятся девушки в нашем шоу, тоже волшебство. Потому что такими обворожительно красивыми, как на сцене, в обычной жизни, — они не бывают никогда. И это всё магия света и чудо наряда. Я осуществил свои мечты и грёзы на сцене.»

 

Бернарден стал к середине шестидесятых всемирно признанным основателем современного искусства обнажения, гуру эротического шоу. Он подружился с ярчайшими французскими звёздами, такими как Ален Делон, Джонни Холлидей, его женой стала легендарная танцовщица и кино-дива Лова Мур. Слева на фото Алан и Лова позируют на сцене кабаре…

 

А в 15 сентября 1994 года в 78 лет Ален Бернарден будет найден застреленным в своем кабинете. Эту тайну не смогут раскрыть криминалисты, а журналисты будут болтать об этом, то как о самоубийстве и бегстве от подкравшейся старости, то как об убийстве, сыгравшем на руку шоу-магнатам новой волны.

 

Ведь являясь гением своего дела, господин Бернарден не укладывался в привычные рамки бизнеса развлечений. Он руководил своим кабаре единолично. И творчески, и коммерчески. Сам принимал артисток на работу, ставил номера, придумывал оформление зала. Занимался костюмами, музыкой, техническими эффектами. Держал под контролем капитал. 

 

А ещё Бернарден всегда нежно заботился о своих танцовщицах. Так, в здании «Crazy Horse» в первые годы не было служебного выхода, что было небезопасно для девушек, с которыми стремились познакомиться подвыпившие разгорячённые посетители. Это могло бросить тень и на престиж заведения, которое никто и никогда не должен был сравнивать с местом лёгких знакомств или борделем, поэтому, чтобы решить проблему, под залом кабаре сделали специальный туннель.

 

Ещё Ален внедрил новаторскую, действующую до сих пор, систему заботы о финансовом благополучии своих артисток. Клуб помещает 25 процентов зарплаты каждой балерины, составляющей около 4000 долларов в месяц, на сберегательный счет, который не может быть использован до тех пор, пока танцовщица не уволится с работы.

 

 

После смерти Алена «Crazy Horse» унаследовали трое его, уже взрослых, детей: Софи, Паскаль и Дидье. С помощью целой армии менеджеров, они сделали структуру работы предприятия более современной и мобильной.

 

В 2005 году они продают кабаре бельгийцу Филиппу Омму (фр. Philippe L’homme), владельцу сетей кабельного телевидения.

 

Вместе со своим партнером Янником Калантряном (фр.Yannick Kalantrian), Филлипп Омм принимает решение усилить блеск «Crazy Horse». Они активизируют мощную рабочую группу под руководством нового директора Андре Дейссенберга (фр. Andrée Deissenberg).

 

В 2007 году, с сохранением классической атмосферы и стиля, был обновлён зал кабаре. Старые кресла из зала были выставлены на продажу и с успехом проданы под девизом “Возьми домой кусочек истории!”. Плакатами об аукционе всё лето были оклеены исторические афишные тумбы Парижа, что стало частью рекламной кампании обновлённого «Crazy Horse».

 

 

 

Сегодня бренд «Crazy Horse» все шире используется для открытия лицензионных клубов и кабаре по всему миру.

 

Организована система гастрольных поездок, одной из постоянных целей которых стала Москва.

 

Когда я посетил первое выступление труппы «Crazy Horse» в концертном зале московской гостиницы «Космос», то был удивлён полностью переданной на гастролях атмосферой парижского кабаре. Кроме этого, зрителей ждал приятный сюрприз – выездное шоу обычно почти в два раза длиннее парижского и включает все знаменитые номера, многие из которых на улице Жоржа Пятого спрятаны в художественных запасниках.

 

Даты новых гастролей «Crazy Horse» в России уже намечаются!

 

Интересно, что я запомнил, как услышал о «Crazy Horse» в первый раз. Когда мне было пять лет, к нам на дачу приехал знакомый моего деда, который рассказывал о поездке в Париж и тайном посещении участниками советской делегации знаменитого кабаре. Все слушали его, уверенные, что это как раз то место, куда никто из присутствующих не попадет никогда! «А как они там крутят бёдрами! Раз-раз, туда-сюда!» – рассказчик даже присвистнул… Эта фраза и этот свист засели в памяти..

 

Танцовщицы-лошадки, Адриано Челентано и Лова Мурв фильме «Суббота, воскресенье и пятница» (1979)

 

Ещё в эпоху видео-революции, в середине восьмидесятых, я увидел «Crazy Horse» в глупой итальянской комедии, она называлась «Суббота, воскресенье и пятница». Адриано Челентано играл там постановщика шоу, чем-то похожего на Бернардена, а его партнёршей по фильму была жена Бернардена, звезда кабаре Лова Мур…

 

 

Весёлая дружеская атмосфера за кулисами и в гримёрных – одна из важных составляющих успеха шоу-проекта «Crazy Horse»

 

«Crazy Horse» – одно из самых посещаемых кабаре мира, теперь оно такой же символ Парижа, как Эйфелева башня. За последние 65 лет его посетило около 9 миллионов зрителей, в числе которых были Джон Кеннеди, Элвис Пресли, Элизабет Тейлор, Аристотель Онассис, Лайза Минелли, Квентин Тарантино, Михаил Барышников и многие-многие другие.

 

Афиши кабаре: слева плакат к антимилитаристскому шоу 1968 года работы известного бельгийского художника Гая Пиллэрта (Guy Peellaert), автора дизайна диска Rolling Stones «It’s Only Rock ‘n’ Roll» / слева постер к весеннему шоу 2017 года

 

 

 

Секс, искусство, вызов… «Crazy Horse» каждый вечер продолжает открывать новые грани шоу — во всё более современных ритмах, новых динамичных образах, с всё более авангардной хореографией и соблазнительной пластикой. Гала-представления «Crazy Horse» возвышают женственность среди химер и огней ночного Парижа, наполненного сегодня врагами Свободной Красоты от фундаменталистов до злобных мужеподобных феминисток.

 

Танцовщиц знаменитого кабаре везде балуют, приглашают то в ложи спортивных турниров, то на премьеры фильмов и балетов. Артистки кабаре украшают собой масштабные презентации и даже инаугурации.

 

У всех девушек есть бесплатный абонемент в спортзал, их ждут личные тренеры, фешенебельные бассейны, лучшие маникюрши и парикмахеры. Когда танцуешь в «Crazy Horse», можно учиться в лучших университетах, бесплатно посещать семинары, изучать языки, право, экономику, да что угодно!

 

 

Как же можно привлечь внимание таких избалованных Парижем куколок? Чем же можно порадовать этих богинь эротики после спектакля, когда они уже без грима, в своих повседневных скромных, но шикарных курточках забежали на чашку кофе и короткий разговор с московским журналистом? В ресторанчике напротив, где за окном через реку блестят, словно выточенные прямо в раю снаряды любви, купола нового русского Свято-Троицкого собора.

 

 

Что может заставить улыбнуться озорную Калин’ку, или синеглазую Марту Фон Крупп, или строгую, чуть усталую после шоу Ясну Снигуру? Простите, но этого я вам не расскажу. Профессиональная тайна!

 

 

 

… Тем временем на сцене космос, далёкий голос советского диктора и нежный шёпот девушки, электронная музыка подчёркивает романтические слова на русском языке, среди всполохов выгибаются два прекрасных женских тела. Дым, мигающие огни, летящие планеты. Этот номер называется «Sputnik». Заметив мой повышенный интерес, сбоку ко мне придвигается широкоплечий охранник. Он в безукоризненном вечернем костюме, с бритой наголо головой злодея из триллера. Его оловянные глаза оказываются вплотную к моим и, когда я уже готов отпрянуть, – на его лице возникает озорная дружеская улыбка. Он помогает мне перебраться поближе к сцене, на самые дорогие места, тихонько подливает шампанского.

 

Может быть, он делает это для того, чтобы попасть в эту статью?..

 

 

 


Prime AndreiClub.com reference
1st category banner
boltushki
Внимание!
Сайт не предназначен
для работы
при ширине
экрана менее
480
пикселей!