Используйте современные браузеры!

Please, use modern browsers!
Top banner
Post main image
Колонка главного редактора

09 июля 2017

 

Заказ из страны Фарго

в поисках исчезающей формы секса

 

рассказ-матрёшка

 

некоторые названия и имена изменены автором

Поделиться

В закладки

 

СТО РОЗ ЗА СТО РУБЛЕЙ

 

Москва спала. По ветреной, освещённой жёлтым фонарём улице проехало такси.

 

Оно остановилось около границы света и тьмы – и на заднее сидение, поддёрнув белое пальто, забралась женщина с высокой причёской.

 

Таксист тронулся, но, взглянув в зеркало заднего вида, как-то странно вытянулся. Его машина едва не столкнулась с промчавшимся пустым автобусом.

 

Не слыша удаляющегося свирепого гудка, продолжая медленно ехать по встречной, водитель не отрывал взгляда от полутёмных глаз пассажирки. Светофор мигал, бросая на её крупные губы глянцевые отблески, так же, как прожекторы цветомузыки в день их знакомства.

 

“Наталья Петровна…” – сказал он чужим голосом.

 

“Да, Миша, – спокойно ответила она. – Не ожидала вот так с тобой встретиться, через столько лет…”

 

Но было видно, как кровь кинулась к её щекам. Рваным движением она стащила с шеи платок – и за расстёгнутыми пуговицами пальто стала видна глубокая ложбинка её декольте.

 

Он не знал, как ему поступить. То ли прямо через спинку сидения рвануться целовать, то ли – душить. Ведь в кабине сидела женщина, кинувшая его в лапы тюрьмы, отобравшая юность. Известная многим как московская королева группового секса.

 

Резко тормознув, такси встало одним колесом на тротуар, наклонив рекламный стенд с надписью “Сто роз за сто рублей”…

 

Отвлечёмся от этой картины, чтобы перенестись в другую часть столицы.

Здесь, в редакции Первого русского журнала для мужчин «Андрей» ожидали ночной визит. Сдавался специальный материал-расследование о групповом сексе в России, который вы сейчас читаете.

 

ЗАКАЗ ИЗ СТРАНЫ ФАРГО

 

Этот материал, состоящий из нанизанных очередью, словно шашлык, и проникающих друг в друга, наподобие куклы-матрёшки, глав, наметился, когда поздней ночью на московских телеэкранах зиял сериал «Фарго»…

 

Там, под казацкие песни и музыку Прокофьева, по американской глубинке крались русские злодеи, утрированные и заштампованные, они, конечно, хотели сожрать сердца американцев, запив искрящейся водкой и закусив хрустящими стеклянными рюмками…

 

В самый острый момент противостояния с планетарным злом засигналил скайп. Помните? Если долго вглядываться во что-то, это что-то может внезапно заинтересоваться глядящим! Так и случилось…

 

Включился глазок камеры – и моя комната трансконтинентальным, виртуальным мостом соединилась с теми самыми местами, которые мелькали по телевизору.

 

В мою московскую ночь смотрел штат Миннесота, его столица Миннеаполис родной город авторов «Фарго» братьев Джоэля и Итона Коэнов и, состоящий с ними в одной миннеапольской еврейской общине, бунтарь русской литературы Михаил Армалинский.

 

Если долго не рассусоливать, мы договорились с ним затеять эдакое прозаическое буримэ через океан, эдакий экзотический акт дружбы таких, не похожих друг на друга изданий – его Журнальца и моего «Андрея».

 

Я самонадеянно и фатовски бросил фразу о том, что напишу текст буквально на любую предложенную Армалинским тему. Что ж, сказал-сделал! Хотя признаюсь, тема, заданная известным сотрясателем плоти и морали, оказалась не из лёгких! Она была сформулирована заказчиком без обиняков:

 

О ГРУППОВОМ СЕКСЕ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

 

Именно по поводу этой темы, в ожидании экспертов, в поисках фактов, через пару дней после вышеописанного разговора по скайпу, в ночной редакции журнала «Андрей» вдумчиво не спали сотрудники…

 

Много говорили и думали, о том, что:

 

Оглядываясь назад на глубинные традиции массового обогрева, привитые русскому люду его норманнскими организаторами, содрогаясь при воспоминаниях о сектантских выкрутасах скопцов и хлыстов или упиваясь пропущенными через стильность модерна оргиями Григория Распутина, мы не находим в нашей современной действительности хоть мало-мальски достойного группового ответа такой преамбуле.

 

По заданию редакции корреспонденты Венера Поспелова и Алёнка Забава обегали всю Москву, штатный сексолог обзвонил учёных, технический директор поднял подписку прессы за последние годы – результатов крохи.

 

Если свести всё воедино, могла бы получиться короткая записка, почти приговор, но главный редактор, включив внутренние ресурсы, выдал довольно объёмную статью. Он озаглавил её просто и сдержанно:

 

РОМАШКА В ПРОРУБИ

 

По всему миру уходят со сцены приметы богатого сексуального прошлого: измельчала до карикатуры на себя саму парижская улица проституток Сен Дени, американцы вытравили эротическую романтику со знаменитой 42-ой Стрит в Нью-Йорке, нет никаких девок на московской Тверской и, несмотря на командный подъём православного прошлого, в России напрочь забыта радость свального греха.

 

А ведь ещё в последние годы существования Советского Союза на кухнях перешёптывались о загадочном клубе «Лилия», сокрытом в недрах легендарного бассейна «Москва», того самого бассейна, который сатанинская красная власть возвела на руинах взорванного ею Храма Христа Спасителя.

 

Там, по слухам, ночами колобродили жёны генералов и маршалов, а c обслуживавшими их студентами подписывали бумагу о пожизненном неразглашении и выдавали по рублю за каждое совокупление.

 

Я помню этот бассейн под открытым небом. С его зеленоватой глади валил пахнущий хлоркой пар, а на подсвеченную воду падали хлопья снега. Такая огромная прорубь в самом центре города.

 

О том, что там орудуют извращенцы, поговаривали – на вечерние сеансы школьники ходили только компаниями. Особенно после того, как близнецы Петя и Стас Псовенко рассказали в классе, как в душевой к ним подошёл дяденька и предложил осмотреть его пенис. Когда голый, оцепеневший Стасик от безвыходности момента спросил, что им будет за этот погляд, дядя сказал, что подарит перочинный ножик, а потом достал из мочалки такой тесак, что парни прямо без трусов кинулись из душа, поднырнули в бассейн, а оттуда невесть как выбежали на морозную улицу. Извращенца долго разыскивала милиция, но не нашла.

 

Я тоже однажды нарвался в этом бассейне. Классе в восьмом, пытаясь найти оброненную резиновую шапочку, я забрёл там в какую-то подсобку, из которой было видно большой освещённый зал, где на плюшевом диване сидела голая женщина с бокалом вина. Она что-то насмешливо говорила нескольким мужикам с волосатыми спинами, один из которых при этом стягивал с другого плавки. “Гомосеки!” – испугался я и рванул прочь, не замеченный. Что это было? Может быть, именно тот таинственный клуб?

 

Историк Зигмунд Архангельский предположил, что в «Лилии» могли процветать недобитые Сталиным традиции сексуальной свободы, пропагандировавшиеся в первые годы советской власти и названные тогда “Теорией стакана воды”. В этом движении были замешаны и валькирия молодой Республики госпожа Александра Коллонтай и вампирка Лилия Брик, приобщившая Владимира Маяковского к роковой любви втроём со своим мужем Осей.

 

Увиденная в бассейне «Москва» голая дама произвела на меня сильное впечатление, я частенько вспоминал её изгиб и насмешливый, умноженный гулким эхом голос. А в 1992 году, когда уже ходили слухи о возрождении разрушенного храма, я отдал бассейну должное – в журнале «Андрей» появилась заметка

 

ИЗГОНЯЮЩИЙ ДЬЯВОЛА

 

Вот что было в ней написано:

«Храм Христа Спасителя был построен на месте древнего урочища Чертолья, где некогда находились подворье Малюты Скуратова и слобода опричников, – специально, чтобы нейтрализовать устойчивый источник отрицательной энергии, которым являлась эта часть Москвы задолго до правления Ивана Грозного. Разрушение Храма новыми опричниками из сталинской гвардии, сооружение бассейна – карикатуры на христианский обряд Крещения водой – вехи непрекращающейся борьбы темных сил за господство в этой точке планеты…»

 

Так рассказывает о деле всей своей жизни восьмидесятидвухлетний Аполлос Феодосьевич Иванов – учёный и исследователь, морозным полднем 5 декабря 1931 года присутствовавший при взрыве Храма и под грохот оседавших в облаке праха куполов поклявшийся пролить свет на тайны его строительства и уничтожения.

 

«Чертолье слыло для московитян чёртовой слободой. Даже ручей на месте нынешнего Гоголевского бульвара назывался Черторый – от слов “черт рыл”. Совпадение ли, что именно здесь разместились терема-казармы “особой команды” Малюты Скуратова – опричников. Через два столетия после смерти Малюты этот район стал центром эпидемии чумы – и на месте подворья главы опричнины образовалось кладбище, куда трупы сваливались без соблюдения религиозных обрядов погребения.

 

В XVI веке территорию близ кладбища застроили домами, жители в них – до сих пор – испытывают частое душевное смятение, необъяснимый страх, у многих – сон сопровождается видениями с тяжестью на сердце после пробуждения. Известны также случаи провалов пола в первых этажах, загадочные исчезновения людей и немалое количество самоубийств.

 

Экстрасенсы также подтвердили наличие сильного пагубного поля, наиболее мощного в западной части бассейна. А в народе на редкость постоянен слух о том, что в бассейне тонут, причём людей якобы утаскивают вниз за ноги…

 

Все эти шестьдесят лет, осматривая подземные ходы под Чертольем, отыскивая следы библиотеки Ивана Грозного, я постоянно сталкивался с проявлениями необъяснимых мрачных сил.

 

Следует упомянуть, что первоначально вместо разрушенного Храма собирались строить Дворец Советов, слабое подобие которого поставили позже в Кремле. Это был глобальный проект небоскреба, увенчанный статуей Ленина.

 

Война помешала проекту осуществиться. Готовые двадцатиметровые котлованы приспособили для общественной купальни. И именно в западной части эта купальня имеет наибольшую глубину, а дно ее покрыто глубокими трещинами и щелями.

 

Безусловно, не я один занимаюсь тревожными вопросами инфернальности этого места Москвы. Мне известно, что над этой загадкой постоянно работает церковь. И даже специальные секретные посланцы Ватикана.

 

Борьба продолжается, и то, что центр отрицательного поля вычислен, даёт нам надежду и преимущество. Сегодня я – член правления фонда Храма Христа Спасителя, так как считаю его возрождение единственным, по-настоящему действенным способом обуздания энергии Зла.

 

Уверен, что многие проблемы России будут разрешены, случись это».

 

И ни слова о тайном клубе «Лилия»! А ведь я помню, как спрашивал старика об этом тогда в 1992. Апполос Феодосьевич, только тихо сказал, что есть вещи, о которых писать опасно. “Почему?”- спросил я. Иванов молча провёл большим пальцем по своему горлу. “Когда-нибудь, лет через двадцать,- об этом можно будет рассказать…”

 

Двадцать лет прошло, молчание не помогло Иванову остаться в живых, Храм построен, но проблем не убавилось.

 

Я вспомнил о разговоре со старым учёным особенно явственно, когда попал на представление певицы Вики Цыгановой в мощном концертном зале, обустроеном в подвалах под новым Храмом. Среди колонн, расписанных ликами, в лучах прожекторов, под ритмичную музыку эротично и вызывающе ходили манекенщицы, демонстрируя меха и драгоценности спонсоров…

 

Уже в институтские годы одна известная ныне трагическая актриса, обнимая меня, как будто в забытьи, стала лепетать что-то о ромашке. Видимо её возбуждали собственные рассказы – и она от фразы к фразе заговаривалась всё выразительней.

 

“Они заманили меня в ромашку”, – повторяла она с нажимом. Через некоторое время я понял, что уехав на картошку со своим театральным курсом, она попала в компанию местных колхозных парней, которые занимались с ней сексом по очереди, а после, осмелев, и все вместе.

 

“Ромашка” называлась игра, в которую они играли у костра и с которой начался этот многоролевой флирт. Думаю, сельчане действительно пробудили в этой городской красавице какие-то дремавшие вековые страсти, да так, что ей шизофренически вклинилось в голову смешное название блудливой игры.

 

Удивительно, но когда через пятнадцать лет я встретил её, заслуженную и орденоносную, на станции метро «Маяковская», она опять стала говорить о “ромашке”. С ознобом в голосе, она просила меня никогда и никому не рассказывать о её приключении. Говоря “ромашка”, актриса снова, как далёком прошлом, закатила глаза, а потом с нажимом повторила это запретное слово ещё и ещё раз…

 

В разгаре девяностых были попытки придать групповому сексу коммерческий размах. Как-то в редакцию «Андрея» пришёл факс, оформленный виньетками – это было приглашение посетить презентационную вечеринку свингерского клуба на Садовом кольце.

 

Многоточиями были отбиты обещания комплиментарных закусок и наслаждений, ниже в сером полуразмазанном ореоле, будто с груди гулаговского зека нам улыбалась обнажённая нимфа с выпуклыми сосками и курчавым лобком. К слову, это был не первый подобный факс. В публичный дом, обустроенный в бывшей квартире генсека Брежнева, или на открытый для прессы кастинг в американское порно-кино нас тоже приглашали по факсу. Ведь это были годы наивной вседозволенности и радостного стремления к обнажению! И мы думали, что они будут длиться вечно.

 

Слово “свингеры” звучало тогда остро-модно – и с нами на презентацию напросилась, оказавшаяся в тот день в редакции, известная телеведущая. Она смело готовилась к новым ощущениям, мы даже заехали по пути в секс-шоп и взяли для неё набор интимного белья с прорезями на всех интересных местах.

 

Почему взяли, а не купили? Это нужно объяснить. Дело в том, что большинством первых секс-шопов и интим-салонов в пост-советской Москве заведовали чёрные.

 

Это была эмигрировавшая в Россию почти в полном составе коммунистическая партия небольшого африканского государства.

 

Они, поддерживаемые СССР, много лет находились у власти в своей стране, но когда красная империя зашаталась – моментально оказались под ударом. Не дожидаясь, когда из леса с базуками выйдут подогреваемые американцами конкуренты, коммунисты подхватили партийную кассу и массово покинули родину.

 

Их генсек с экзотическим именем Асрат выдумал хитроумный план. Его ребята закупили в Голландии широкий ассортимент секс-игрушек, через горизонтальные связи с российскими товарищами нашли бросовую, никому не нужную в то время московскую недвижимость в виде загаженных и полутёмных городских общественных туалетов, эффектно отремонтировали их и стали, во главе со своим руководителем, магнатами российской эротики.

 

У меня со стариком Асратом была личная симпатия – он по совокупности признаков напоминал мне Луи Армстронга. Мы рекламировали его интим-салоны по бартеру – забирая в обмен на адреса и телефоны, указанные в журнале, целые горы белья, редкие эротические альбомы, видеокассеты, костюмы из латекса и туфли на шпильках.

 

К этому рогу изобилия и прильнула телеведущая по дороге к свингерам.

 

Она мерила свой костюмчик под большим, висящем на стене магазина постером фильма «Эммануэль», поглядывая на актрису Сильвию Кристель и стараясь принять похожую позу. Надо будет как-нибудь написать, как я познакомился с Сильвией, подумал я тогда.

 

И вот пишу:

 

СЮРРЕАЛИЗМ С СИЛЬВИЕЙ КРИСТЕЛЬ

 

Это воспоминание принадлежит к тем туманным фантомам прошлого, которые иногда пролетают в памяти и кажутся настолько невероятными, что их можно принять за полузабытые сны.

 

В самом начале девяностых, в снесенной ныне гигантской гостинице “Россия”, занимавшей целый квартал между Кремлём и Москвой-рекой, мы бегали с кем-то по бесконечным и пустым коридорам.

 

Изредка мы заглядывали в номера, где нас дружелюбно приветствовали чеченские боевики, сидящие на кроватях и заряжающие в пистолеты и в автоматы Калашникова блестящие россыпи масляных патронов.

 

Вся гостиница была буквально переполнена чеченцами и патронами.

 

Помню, что я был одет в белую казацкую папаху и длинный до пола кожаный плащ, а среди моих спутников была удивительно красивая девушка в коктейльном платье, с длинными приклеенными ресницами и с белой пудрой веселящего зелья около ноздрей. Я часто думаю об этой бегущей рядом блондинке, но не могу вспомнить даже её имени. И не понимаю, почему я тогда не женился на ней.

 

Потом из какой-то двери вынырнул парень. Он был небольшого роста, со сверлящими гипнотическими глазами и вёл за руку безвольную, как ватная кукла, Эммануэль из французского фильма.

 

Это был Владимир Машков – нынешняя мега-звезда российского кинематографа и немолодая уже в то время, но очень красивая Сильвия Кристель.

 

Что они делали тогда в гостинице? Что мы искали там тогда? Может быть, это происходило во время какого-то кинофестиваля или кремлёвского концерта? Забыто!

 

Запомнилось только рукопожатие Сильвии, её холодная рука и развратные голубые очи…

 

Я плотно ушёл в воспоминания об этих очах и даже не заметил, как мы подъехали к дому, где нас ждала презентация свингеров.

 

Наш девятиметровый лимузин никак не мог зарулить в узкий, перерытый какими-то американскими шпионами двор, и телеведущей пришлось бежать по грязи и лужам прямо в декоративных туфельках.

 

Мы ожидали ощутить всё обаяние порока и секс-революции шестидесятых, окунуться в атмосферу мечты, воспетую «Rolling Stones», но вместо праздничного кролика нам подали облезлую кошку…

 

Презентация проходила в облупленном подвале, где в одном из сообщающихся между собой помещений, было налито по колено воды. Там в полутьме, подкрашенной тусклыми красными фонариками, кто-то плескался и ворковал. На лежанках в других комнатах примостились парочки и группы, раскрасневшиеся и полураздетые. Некоторые ожесточённо целовались, другие наблюдали за этим нехорошими блестящими глазами. Кто-то просто держался за чью-то ногу или за своё причинное место. Было душно, пахло рыбой и несвежим человеческим потом. Я поискал глазами молодых и соблазнительных нимф, о которых было написано в пресс-релизе, но не нашёл. Позже я узнал, что главная проблема подобных сообществ именно в том, что молодых и красивых сразу уводят замуж или на содержание. Средний возраст гостей тусовки сигналил между тридцатью и сорока годами.

 

На какой-то тумбе мужчина преклонных лет самозабвенно и непрофессионально танцевал стриптиз, он уже разделся до трусов снизу, но белую мятую рубашку с галстуком снимать не спешил. Танцор играл рубашкой, как девушки играют платьем, кокетливо показывая свои волосатые ноги в унылых полуспущенных носках клерка.

 

“Вот почему меня всегда пугала групповуха, – прошептал наш репортёр Жека, – только расслабишься и пидор подкрадётся к твоей жопе!”

 

В этот момент, словно подтверждая слова фотографа, меня больно ущипнули за зад. Обернувшись, я увидел молодящуюся женщину в ярком белье с распущенными волосами и зовущим ртом, она была чуть косая от выпивки и агрессивно-активная. Ускользнуть от неё мне удалось только потому, что она, пытаясь дать волю рукам, всё время со смехом спотыкалась о свои собственные ноги.

 

Разочарованные и раздраженные, желая скорее покончить с презентацией, мы с репортёром Жекой решили взять интервью у хозяев вечера.

 

Ими оказались новый русский среднего возраста, хозяин фермы по выращиванию кур, и его молодая жена, как водится, ландшафтный дизайнер, из числа девушек модельной внешности.

 

Мы заперлись в их кабинете, украшенном богатыми картинами ню, индуистскими божками и огромным фото-портретом жены, засовывающей себе между ног банан.

 

Кроме нас, на фуршете было ещё несколько корреспондентов разных изданий, из тех шаравиков (от блатного выражения на шару – бесплатно), что приходят пожрать, но никогда не пишут. Угощали мясными деликатесами, черной икрой и водкой.

 

Я случайно заметил, что супруги под столом держатся за руки.

 

Жена строила мне и Жеке глазки, отчего муж потел и шёл пунцовыми пятнами. Он признался, бегая глазами, что обожает наблюдать, как его жена отдаётся другим мужчинам.

 

“Ведь она делает это от любви ко мне, – в его голосе прозвучали нотки гордости. – Вся сексуальная энергия, которую она высекает, пополняет мои тантрические резервуары!”

 

После этого муж рассказал, что недавно они открыли совершенно новое для себя, мощнейшее наслаждение, так называемый «золотой дождь» – и хотят прямо тут же, в годовщину своей свадьбы продемонстрировать эти навыки журналистам.

 

“Сейчас начнут ссать, – прошептал Жека. – Описают мне объектив за три тысячи долларов… Надо валить!”

 

И мы, под предлогом того, что забыли в машине штатив, технично свалили. Только подъезжая к дому Жеки в мафиозном районе Солнцево, мы заметили, что с нами нет телеведущей.

 

Как ни странно, она позвонила мне на следующий день и долго благодарила за прекрасно проведённый вечер! О вкусах не спорят.

 

Так скучно и малочувствительно групповой секс обошёл наше поколение, запуганное спидом. Нам только остаётся завидовать патриархам, которые ещё помнят происходившие наяву, а не в порно-роликах радостные праздники секса, где в очередях за любовью к приличным женщинам выстраивались приличные мужчины, без трусов, без предрассудков и без презервативов. Это был зов свободной природы, голос которого сегодня превратился в вой басмачей, вооружённых крупнокалиберными пулемётами.

 

Так грустно заканчивалась статья главного редактора.

 

Кроме этой статьи, двух-трех достаточно пустых записок московских аналитиков, унылого доклада спецкора из Эстонии и состоящей буквально из одного предложения писульки из Киргизии, на редакционном столе лежал ещё отчёт от замаскированного на ныне враждебной Украине внештатника нескольких крупных российских изданий. Одной из киевских фотомоделей, не оставившей надежду появиться на обложке «Андрея», удалось уговорить этого пишущего под разными псевдонимами журналиста присмотреться к новой украинской реальности с точки зрения секса. В его тексте блеснуло хоть какое-то репортёрское мясо. От него пахло чесноком, майданом, пампушками. Там были цифры и факты. Тем более, этот отчёт расширял территорию исследований. Название у него тоже было примечательным:

 

РИСКОВАННЫЙ ГОПАК У ДНЕПРА

 

Да, прав был философ Фрейд, утвердив концепцию, что людьми правит – лень, секс и деньги. Но времена меняются. Теперь вместо лени – читай “интернет”, вместо денег – “большие деньги”, а вместо секса – “групповуха”!

 

Прошло много лет, как я, рожденный в России, аккумулировался в стране, где чудили Гоголь и Шевченко, залёг здесь на дно, перекрасился, натурализовался, включил легенду, прошёл по цепочке псевдонимов. Словом затерялся.

 

Но, боже царя храни, я всё ещё служу Советскому Союзу. Моё дело приближать блаженный момент – и, в случае чего, во-время проснуться в час Икс.

 

Общеизвестно, что в настоящее время Украина – сексуальная колония мусульман, да и вообще всех более развитых стран.

 

Недавно прочитал в интернете, что президент Украины запретил российские сайты! Какой бред! А как же сайт «Мамба» – оплот секса в славянском мире? Каждая более или менее симпатичная дивчина, вкусив любви с одногодками и понявшая, что жизнь не сказка, призадумывается на этих раздольных чернозёмах – а как прожить на те деньги, которых нет?

 

И буквально за пару лет в стране с 35 миллионами населения, сотни тысяч девушек от 17 до 25 лет массово открыли в соцсетях свои странички. Их цель, втайне от родителей и сверстников, вести двойную жизнь. И я сталкиваюсь с их двуличной вознёй ежедневно, ища на работу моделей к фотографам и живописцам. Обязательно вздыбливается проблема.

 

Какая?

 

Девушки не желают работать. Им проще трахнуться с кем-либо с презиком. Быстро и безопасно. Буль-буль! Цып-цып! Как комар куснул: а в кармане – денежка! Можно в офисе прямо на собеседовании или в авто под песни народной вольницы.

 

Я наблюдаю за этими шашнями, живя рядом с Национальным ботаническим садом ежедневно! Фотосессии именно для целей знакомств, собеседования для целей проституции, знакомства для брака – на самом деле одноразовые, по обоюдному согласию. Почти все гарные и свежие – содержанки сразу у нескольких папиков.

 

– Мамо! Я в кошмарном ужасе!

 

Недавно списался с одной малышкой лет двадцати в фейсбуке.
Начались откровения. Полились горилкой мне в горло.

 

Узнаю, что бывший парень склонил её с подружкой к групповому сексу за деньги на территории обеспеченного и озабоченного бизнесмена.

 

Кто эти бизнесмены? Таможенники, депутаты и менты.
А ещё Украина сегодня – это тысячи вывезенных в разные страны секс-рабынь. “Безвиз” этому будет в помощь!

 

Позавчера один мой влиятельный товарищ с Киева набрал телефон одной кобылы – и вот какой диалог:

– Дорогой Петро, помоги!

– Шо случилося, Ляля?

– Я на контракте в Стамбуле. Мне вместо пения в ресторане предлагают алкогольную консумацию. А я пьянею от 20 грамм.

 

Компаниями скидываются, ложат на стол и пердолят.
Помоги уехать с Турции. С меня презентом не только киевский тортик будет!

 

– Нет уж, воздержусь, – шепнул мне приятель, прикрыв трубку. – Мне в презент турецкий триппер не нужен…

 

Но как честный хлопчик, по дружбе и былой любви, всё же спросил имя и телефон человека, который удружил этой Ляльке выехать работать такой певицей.

Через пару часов, дав влиятельному товарищу данные этого псевдопродюсера, мы узнаём – в Стамбул Лялю отправил бывший майор милиции Киева. И так кормятся многие, кто при власти!

 

Теперь скажу о групповом сексе в стране Гоголя.
Столицами этого нешуточного государства являются – Одесса, Львов и Киев.

 

Львов – красавец, он рядом с Европой и доступен для секс-туров на пару дней со всего мира.

 

Одесса-мама: с мая по октябрь. Там такое! Причём, всё происходит через массажные кабинеты.

 

Заранее те, кому нужны секс-услуги списываются или созваниваются с салонами. Кому-то надо негритянку, чтобы балакала на суржике, кому-то груди десятого номера, кому-то малолетку, кому-то задницу сундуком, кому-то супермодель метр восемьдесят. Спрашивают, когда им хочется приехать – и предлагают полный сервис.

 

Цены колеблются так:
Львов – от 1200 гривен или от 45 до 100 долларов / ночь.
Комбинации М-Ж-М или два мужчины и одна барышня не влияют на цену.
Развелось сотни свингерских клубов. Всё открыто и гордо! Запретить эти права человека не можно!

 

Для местных цены ниже – зажиточные парни снимают на тротуарах гуляющих между лекциями молоденьких студенток за 200 – 300 гривен – 10 долларов, причём сразу двух.

 

Упадок украинской морали на самом дне. Не имеющие никакого понятия о свободе передвижения сотни тысяч молодых
девушек и парней едут на Западную Украину. Искать, к кому прислониться. Там архитектура и сервис намного лучше, чем в Харькове, Кировограде или Виннице.
И ночами по всему старому городу слышны стоны насилуемых за гроши турками, немцами и прочими обнаглевшими мужиками.

 

Куда смотрят власти? Они заняты только наживой бабла – им наплевать. Главное, что не убивают.
Вы скажете, что это страна Содом и Гоморра? Да, это так и есть.
Массово топ-модели уезжают, куда только можно. Везде теснят местных. Соглашаются на низкие цены, на интим и на беспредел!

 

– О Боже! Куда Ты Смотришь!

 

Закончу вот какими мыслями.
Вчера, отдыхая в бане с крупными бизнесменами и без барышень, мы, изрядно выпив, голяком бегаем по свежескошенной травке.
По берегу Днепра. Звёзды, птицы поют, душа разрывается от их счастья. А мы, нормальные успешные мужчины – одни в роскошной баньке и нет рядом ни одной прекрасной женщины.

 

Что это? Да они, эти роскошные, или трахаются за гроши, или лечатся от венерических болезней.

 

Страна, которая за 26 лет не определила свои приоритеты – это полный развал душ и кармы всех её граждан.

 

Таким державным гопаком как далеко ты ускачешь, Нэнька?

 

Дай ответ? Не даёт ответа!..

 

Чу!

 

“Летчик”

 

Когда был вычитан и этот горький фельетон, стало понятно, что во всём написанном так и не найдено главного – ответа на вопрос, что есть групповой секс в Русском мире. Самым досадным было то, что в этой сложносоставной формуле отсутствовал главный козырь, на который так рассчитывал редактор – последний аргумент, которого все ждали, собравшись в ночной редакции.

 

В тексте так и не появилось свидетельство инсайдера, обещанное сенсационное интервью о групповом сексе в недрах бандитских бригад девяностых. Это интервью так и не дала журналу оперативница спецслужб, благодаря показанием которой был полностью повержен в 1998 году костяк Верхнемамонинской ОПГ города Крайний, Пестрорецкого района, Емской области.

 

Друзья журнала из разведки уговорили эту, исчезнувшую для всех женщину рассказать журналистам подробности чувственной операции. Она должна была приехать ночью, для обеспечения крайней конфиденциальности этой встречи.

 

До рассвета работники журнала «Андрей» прождали ночную гостью. И только утро внесло неожиданную ясность.

 

Во всех выпусках новостей, смакуя страшные подробности, обсуждали двойное убийство в такси, которое произошло этой ночью.

 

Телеканалы и газеты, наперебой демонстрировли кадры автомобиля, уткнувшегося в рекламный стенд, и двух тел на его заднем сидении.

 

Тело мужчины, по-видимому водителя, застыло на теле женщины, которую он, даже после смерти, продолжал душить шёлковым платком. Он так сильно сжал руки, что основание её черепа надломилось.

 

Несчастную не успел спасти, подбежавший к машине слишком поздно, молодой азербайджанец – продавец из киоска с розами.

 

Через окно кабины он смертельно ранил душителя из газового пистолета, вставив ему дуло в ухо…

 

– Не много ж они проехали! – сказал осматривавший место преступления полицейский подъехавшим почему-то сотрудникам ФСБ.

 

Он показал на покосившийся от удара – то ли каблука, то ли локтя – счётчик такси с замершей на нём цифрой “100”.

 

 

 

 

 

Prime AndreiClub.com reference
1st category banner
boltushki
Внимание!
Сайт не предназначен
для работы
при ширине
экрана менее
480
пикселей!