Используйте современные браузеры!

Please, use modern browsers!
Top banner
Авторы журнала | Дмитрий Беняш
Поделиться

 

Как вы заметили, на груди у моделей журнала «Андрей» поблёскивают на цепочках подвески в форме нашего логотипа. Логотипа, придуманного и нарисованного Алексеем Вейцлером в конце восьмидесятых годов.

 

Это – стилизованная под изогнутое копьё Марса буква «А» из славянского алфавита.

 

Такие подвески бывают разных цветов, из разных металлов, иногда усыпанные бриллиантами, иногда гладкие, иногда в рубчик или с декоративной патиной, золотые, серебряные или стальные в стиле рок.

 

Самые дорогие, пронумерованные драгоценные подвески, мы традиционно вручаем Лучшим Девушкам Года журнала «Андрей», на приуроченных к этим событиям балах и вечеринках.

 

Эти подвески с начала девяностых годов изготавливает для нас художник и ювелир Дмитрий Беняш. Это он, в созданных им украшениях, придаёт нашему логотипу многообразие вариантов. Каждый раз – новый образ, новая идея, воплощённая с отточенным мастерством и неизменным вкусом.

 

А теперь подвески с легендарным лого продаются в интернет магазине журнала «Андрей» – и любой человек может преподнести символ русской эротики выбранной им красавице.

 

 

Сегодня Дмитрий Беняш – признанный специалист по амулетам и талисманам. По драгоценностям, которые несут в себе глубокую философию и силу, оберегающую своих владельцев. Не так давно художник вернулся из Швеции, где изучал легенды Нибелунгов и артефакт Молот Тора. Несколько лет назад он прошёл тропой Рериха по хребтам Тибета. Представители королевских фамилий Европы заказывают у Беняша заряженные энергией драгоценные вещицы. Участники теле-шоу «Битва Экстрасенсов» носят на шее его кулоны в виде пуль. А на Каймановых островах вручают ежегодный приз за лучшее предсказание погоды, сделанный по его эскизу, в виде игуаны, сидящей на панцире зелёной черепахи. 

 

Пришло время познакомить читателей с этим самобытным мастером, которого редакция по праву считает одним из авторов журнала «Андрей».

 

Дмитрий Беняш родился в городе Апатиты Мурманской области. Закончил Строгановский Художественно-промышленный Университет Российской Академии Живописи, Ваяния и Зодчества. Его работы находятся в частных коллекциях в России и по всему миру: в Канаде, Франции, Австрии, США.

 

Художника считают законодателем в мире моды на гиперреалистические ювелирные предметы. Называют «сюрреалистом каменной резки». Его конёк – неотличимые от натуральных объекты, такие как знаменитый «Гранат», сделанный в 2006 году из альмандина, нефрита, серебра, золота и эмали. Один миллионер даже сломал зубы, приняв этот гранат за настоящий!

 

Ещё значительные работы Беняша из серии гиперобъектов: «Креветка» из розового коралла и мориона; «Улитки – Гармония кривых линий» из джамбульского халцедона, горного хрусталя, топаза, тигрового глаза, кастерита, кахолонга, эпидота, окаменелго дерева, флюорита с мускавитом, кварцита и габбро; «Лягушка и оса – противостояние» из нефрита, тигрового глаза, агата, золота и эмали.

 

Или точная масштабная копия автомобиля «Mercedes Adenauer 300 cabriolet» из яшмы, кахолонга, серебра, золота, эмали, которая дала возможность одному из самых могущественных олигархов России, получившему эту машинку в подарок на юбилей, вновь не надолго стать мальчишкой.

 

 

Как мыслит художник, сочетающий в спектре своих интересов восточные философии, искания Ананербе, шаманские и африканские магические практики, древне-славянские культы; постоянно ведущий борьбу за сохранения уникальности человеческой личности, против современных систем учёта, контроля и подчинения Человечества; не пользующийся смартфонами, заклеивающий скотчем камеру на ноутбуке, никогда не делящийся своей геолокацией?..

 

Чтобы вписаться в плотный график Дмитрия Беняша, нам пришлось встретиться с ним далеко от дома. Наш корреспондент записал монолог художника в полутёмном баре, около окна с видом на сияющий огнями ночной экзотический город с высоты птичьего полёта, за столиком, сервированным коктейлями «Чёрный самурай» и отлично приготовленным ананасовым саке.  

 

Дмитрий Беняш:  Работать с драгоценными металлами и камнями я начал не сразу. Моей первой работой была трёхсантиметровая фигура странствующего монаха, которую я вырезал из кусочка кости, когда мне было 8 лет. Она до сих хранится у меня как память.

 

Я тогда был окружен большим количеством книг по истории искусств и археологии, меня интересовала восточная культура и философия. Было сделано много работ в восточном стиле, в основном в кости и дереве.

 

Это продолжалось до тех пор, пока я не попал в камнерезную мастерскую и не увидел собственными глазами технологию обработки цветного камня. Именно там я самостоятельно пришёл к пониманию того, что перед тем, как начинать работу, нужно почувствовать камень, присмотреться к нему, почувствовать его фактуру и природные особенности. И только потом прикасаться к нему и отсекать всё лишнее. Драгоценные металлы, конечно, тоже привлекали меня с ранних лет, но не как ценность, а как материал для воплощения своих творческих идей. С ними тоже хотелось поэкспериментировать.

 

Ведь задача художника —уловить образ, выстроить его трёхмерно в воображении, а потом воспользоваться теми материалами, которые дают возможность воплотить этот замысел. И если металл способен подчеркнуть особенности камня, то это добавляет художественной ценности произведению. Камень является центральным объектом в моих работах, а металл —вспомогательным. Если речь идет о скульптурных композициях, при изготовлении которых я считаю себя более камнерезом, чем ювелиром.

 

Металлы привлекают меня пластическими и цветовыми особенностями. К примеру, раньше я не понимал золото, а точнее— не чувствовал этот металл. Сейчас золото в чистом виде, как цвет мне всё более интересно. И я ищу ему применение в украшениях и скульптурных работах.

 

Я начинал с мягких камней, таких как агальматолит или офиокалцит. И только освоив приёмы резьбы по камню, я попробовал работать с более твёрдыми камнями – обсидианом, нефритом, окаменелым деревом, тигровым глазом.

 

Мир камней настолько богат фактурами, цветовой гаммой, свойствами и географией, что продолжает постоянно удивлять и вдохновлять меня. У меня, как у любого камнереза, есть свои архивы – запасы камней, которые ждут своего часа оживления!

 

Обучение в Строгановском Университете добавило знаний в области обработки материалов и композиции. И именно твёрдые породы камня, которые способны держать тонкие элементы задуманной скульптурной композиции, дают художнику свободу действий и пространства…

 

Истинным творцом и авторитетом для меня является природа. Когда спрашивают, что для меня является эталоном в искусстве и примером для подражания, я отвечаю: “Природа и всё, созданное ею!” Что может быть более совершенно, чем её творения? А мы лишь её ученики…

 

 

Нужно лишь смотреть повнимательней, замечать сюжеты и стараться успеть зафиксировать идеи сначала в воображении, затем на бумаге, потом – в пластилине, чтобы потом приблизиться к природе посредством симбиоза камня и металла…

 

Но я не всегда придерживаюсь точных параметров эскиза, так как материал с которым работаешь диктует свои правила, отчего часто меняется развитие сценария.

 

Включения, текстура камня помогают подчеркнуть фактуру создаваемого объекта. К примеру, работа «Улитки – Гармония кривых линий» была придумана в 1996 году во время поездки в Крым. Там на рассвете, в лучах восходящего солнца, я наблюдал подобную сцену, которая и вдохновила меня сделать эту работу в камне. Я очень внимательно подошёл к подбору материала для изготовления тел улиток. Поиск подходящих образцов джамбульского халцедона занял несколько месяцев, так как куски такого размера было очень сложно найти. Куски оказались разного оттенка, что прибавило колорита работе. Тела улиток приобрели индивидуальность. И это именно тот случай, когда камень задаёт свои правила в работе…

 

Мне не так легко было найти свой творческий путь в Москве. Мое искусство испытало много трансформаций в процессе творческих поисков и экспериментов. Но это и сформировало мой авторский почерк, по которому узнают мои работы. Мегаполис диктует определенный ритм и порядок жизни, но я научился абстрагироваться и уходить к свой творческий мир. И, как не странно, теперь я нахожу много новых и интересных идей не только у природы, но и в городских мотивах.

 

Так в моём творчестве появились пули, мотоциклы, автомобили. Автомобильный дизайн и камень, казалось бы, не вполне совместимые вещи. Но меня всегда влекли красивые и дорогие автомобили. Автомобили, дизайн которых создавали художники и люди искусства, а не компьютерные программы, как сейчас. Эти автомобили имеют свою душу, свой характер, свою легенду. И когда возник проект по созданию масштабной копии кабриолета Мерседес 1952 года выпуска, я с увлечением взялся за эту кропотливую и очень технически сложную работу. Например, кузов должен был иметь тишину 2 мм, дверцы, капот и багажник должны были открываться. Как основной материал я выбрал чёрную яшму. Мне пришлось изобретать новаторские приёмы и технологии обработки и конструирования. Вся работа над этой драгоценной игрушкой заняла почти год, но результат стоил потраченного времени.

 

Авторские работы тем и отличаются от штамповок, которыми завалили рынок бизнесмены, работающие с Восточной Азией, что несут в себе авторскую энергетику, замысел. Такой подход к работе невозможно воплотить с помощью робота-автомата. С каждой новой работой проживаешь маленькую жизнь. Каждый следующий экземпляр авторского изделия никогда не будет точной копией первого. Он всё равно будет другим…

 

Несомненно, современные технологии оказывают неоценимую помощь в работе. Примерами могут быть новейший алмазный и твёрдосплавный инструмент, абразивные материалы, новые станки для резки камня… Но это служит лишь дополнением к ручному труду художника!

 

Подлинное авторское искусство, будь то ювелирные произведения, резьба по камню, скульптура или живопись, всегда остаются в цене независимо от уровня развития технологий. Это проверено временем!

 

Я не очень люблю говорить о своих планах. Предпочитаю делать вещи, которые мне интересны, которые захватывают моё воображение, а потом представлять на обозрение то, что из этого получилось.

 

Идея для меня – «не родившийся ребенок», которого вынашиваешь в воображении, собираешь по частичкам, по деталям и переносишь в материал, в камень, в металл. И когда работа закончена, наступает момент рождения. Тогда можно говорить об этой работе, обсуждать её, критиковать или совершенствовать. И если работа удалась, то можно выводить её в «свет»…

 

Я постоянно нахожусь в поиске идей для своих работ и обычно каждый день делаю один-два наброска для обработки и дальнейшего воплощения. Создаю архив на будущее. В работе находятся около десятка новых вещей, которые в дальнейшем найдут своего обладателя. Открыты представительства в Лондоне и Нью-Йорке, моим творчеством и продвижением занимаются профессионалы. Сейчас мой план работ расписан, как минимум, на пять лет вперёд.

 

В свое время, Карл Фаберже путём поисков и творческих находок вывел в свет то, что теперь составляет культурное наследие нашей страны. Его нельзя спутать ни с кем иным и таких примеров немало. Большое счастье найти свой путь в этой жизни!


В долгом творческом поиске я придумал свой новый авторский стиль, который даёт мне бесконечное множество идей.

 

В определённом смысле я отхожу в этом стиле от гиперреализма и ухожу в придуманный мною мир. Надеюсь, мои новые работы обрадуют вас.

 

 

 

 

Беседу с художником провела корреспондент журнала «Андрей» Ирина Сумарокова.

Редакция выражает благодарность за предоставленную площадку для беседы бару «Bello Visto» на сороковом этаже башни отеля «Cerulean Tower», Токио, Япония.

Фотографии из архива художника.

 

 

Prime AndreiClub.com reference
1st category banner
boltushki
Внимание!
Сайт не предназначен
для работы
при ширине
экрана менее
480
пикселей!