Используйте современные браузеры!

Please, use modern browsers!
Top banner
Post main image
Stones клуб

Женщины Роллингов

Алексей Вейцлер и  Анатолий Лазарев | Фотографии Fotobank Москва

Поделиться

В закладки

О таких жар-птицах, как «Стоунз», хочется знать все, включая истории, связанные с их женщинами, свадьбами, разводами и внебрачными детьми. Они летят в поднебесье, заставляя нас поднять голову – и потом, вернувшись на землю, мы можем увидеть свою личную жизнь совсем другими глазами.

 

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: ГАДКИЙ УТЕНОК ПЕРКС

Историю о женщинах «Роллингов», по праву количественного первенства, нужно начать в двухстах ярдах от известного лондонского кинотеатра «Одеон», рядом с Голландским парком, где на High Street Kensington в собственном ресторане «Липкие Пальцы», названном в честь диска «Стоунз» 1971 года, за бадьей чая в углу сидит по-прежнему каменнолицый, восьмидесятилетний бас-гитарист Билл Уаймен. Они с барабанщиком Чарли Уоттсом многие десятилетия надежно прикрывали лучшую ритм-секцию в мире, никогда не пропуская нот и ударов. А после концертов Билл не пропускал ни одной стоящей девчонки.

 

 

 

И счет им шел на тысячи. Ведь это от него и от валлийского бычка Брайана Джонса, чьими детьми полна планета, пошла та самая слава о сексуально неудержимых «Роллингах», которую до сих пор умело пиарит самый умный и удачливый из них – Мик. В отличие от Джаггера Билл не объявлял об астрономических суммах, потраченных на страховку своей потенции, не устраивал любовные скандалы на потребу прессе, а только тихо и немногословно занимался и занимался сексом.

 

 

Он оставил далеко позади признанных королей постельного жанра во главе с Хулио Иглесиасом. Именно поэтому Уаймен так неуклюже смотрелся во время скандала со смазливой “лолиткой”, моделью Манди Смит. Когда они сошлись, ему было 47, а ей 13. Потом был перерыв на несколько лет и сенсационная свадьба – приуроченная к очередному диску «Роллингов» и брошенная скромным Биллом на алтарь раскрутки группы. В день бракосочетания, 5 июня 1989 года, рядом с участниками «Стоунз», пришедшими на его свдьбу со своими женами, Билл Уаймен был похож на выведенную к гостям томящуюся собаку. Хотя, целуя невесту напоказ, заметно оживлялся.


 

Он, истинный ходок и тихарь, был превращен прессой в просватовавшегося майора Гумберта-Гумберта, шута горохового, чей комизм подчеркнуло то, что его собственный сын Стивен вскоре женился на мамаше молодой жены своего отца. И стал его отчимом.

 

Да и молодая жена в рекордные сроки сделала Биллу козью рожу (она действительно походила на козочку), ударилась в бракоразводный процесс, не забыв перед этим подергаться на эстраде в образе, согретой лучами «Стоунз», безголосой певички и вместе с матерью поделиться с желтой прессой рассказами о несостоятельности отца и сына Уайменов в семейной жизни. Эта история стала для Билла одной из последних капель в ряду унижений и обид, которые он испытал в родном коллективе и на почве которых безвременно покинул его 1993 году.

 

Сейчас он – счастливо моногамный семьянин-ресторатор с тремя молодыми дочерьми. Пишет книги о себе, о группе, о друге по французской эмиграции Марке Шагале, развлекается археологией, сортирует свою знаменитую коллекцию всего связанного с «Роллинг Стоунз», время от времени играет в организованной им команде «Короли Ритма», по-ветерански, по-пенсионному, не напрягаясь, – для удовольствия. Но, конечно, для большинства людей он навсегда останется Брошеным Камнем.

 

И даже показно независимый в своем углу ресторана, он всегда будет слышать неумолкающий рокот продолжающихся где-то без него гастролей «Роллинг Стоунз» – в другом измерении, в другом мире, в другой плоскости – где по-прежнему идет игра “на разрыв аорты”, и только к очередям по-прежнему готовых предоставить себя девочек прибавились дежурящие за кулисами реанимационные машины с готовыми предоставить себя врачами, – так, на всякий случай.

 

“Я не могу видеть, что они продолжают выступать, еще и еще, дальше и дальше, это уже слишком,” – храбрится Билл. – Это становится немного смешным, не правда ли?” По грусти, за стеклами его очков, на большинстве фото видно – ему не смешно.

 

 

Настоящее имя Билла Уаймена – Уильям Перкс. Так же как Чарли Уоттс и Кейт Ричардс, он происходит из рабочего класса. Постоянно маячившая грань отчужднения между этими ребятами и буржуазными Джаггером и Джонсом, в свою очередь схлестнувшимися в смертельном соперничестве, – отголосок классового неравенства британского общества.

 

Как персонаж Владимира Маяковского Присыпкин, поменявший имя на красивое Пьер Скрипкин, Билли после армии взял себе новую фамилию Уаймен. Сменой фамилии он хотел перечеркнуть постылую прошлую жизнь в Пендже, южном промышленном районе Лондона. Ведь, как известно, многие колдуны и шаманы для того, чтобы переломить ход судьбы человека, прячут его под новым именем, – отчего жизнь их клиента часто делает невиданные повороты, иногда в непредсказуемую сторону.

 

Но Билли терять было нечего – он ненавидел свое имя и понимал, как сильно оно пахнет отказом у тех недоступно заманчивых, стучащих каблучками существ, которые всегда заставляли его крутить головой, проходя по Пикадилли или Оксфордстрит.

 

У Перкса не было перспектив. После школы он пошел работать мелким клерком на дизельный завод; потом два года служил в Германии в английском армейском контингенте, потом в течение трех лет, перед присоединением к «Роллингам», играл рок-н-ролл в ничтожных группах. Он был компетентен, но редко уверен в себе. Пока не изменил имя. “Я сделал это официально через юриста в марте 64-го. Это стоило мне 25 фунтов, – рассказывал Билл корреспонденту газеты «Гардиан» Саймону Хаттенстоуну. – Мне понравилось имя Уаймен, потому что Ли Уайменом звали моего приятеля по службе в вооруженных силах. Он был лучшим футболистом в лагере, мне хотелось в чем-то походить на него. Это полностью изменило мою жизнь. Я чувствовал себя уверенным, я гордился.”

 

Как далеки эти страдания от русского уха! Почему звучная для наших девчат фамилия Перкс отпугивает англичанок, а Джаггер, чью фамилию электронный переводчик редакционного Мака вдруг перевёл оскорбительным и антисексуальным словом “разносчик” даже не думает о псевдониме?

 

Кстати в то время Билл был женат и у него уже родился сын Стивен. Он вяз в трясине несчастного брака. И только с «Роллингами» все изменилось – Перкс ушел в прошлое, а на авансцене мирового секса появился Уаймен.

 

“Когда Вы стали таким ходоком, Билл?” – спросил Уаймена все тот же журналист «Гардиан».

 

“В начале 1963-го, – ответил он не колеблясь. – Я и Брайан. Другие не делали этого вообще. Почему? Мик и Кит сидели в своих комнатах, писали песни. А Чарли был предан своей жене.”

 

На вопрос о том, действительно ли, как писали когда-то, он поимел 265 женщин в трехнедельный период, Билл ответил вопросом: “Три недели? – он засмеялся, как будто факт был абсурдным, но потом посерьезнел и превратился в решительный калькулятор. – Три месяца.

 

Да, потому что мы иногда имели по три-четыре девушки за ночь.

 

В Австралии девочки имели обыкновение оставаться снаружи всю ночь напролет. Мы с Брайаном выглядывали из окон и просили ночного портье выйти и привести “ту в полосатой кофте и ту в шортах рядом с ней”.

 

Они приходили, и мы проводили с ними несколько часов, потом говорили “пока!”, чмокали на прощанье, и полчаса спустя опять выглядывали в окно и просили запустить “ту в красном платье”.

 

Потрясенный журналист замечает, что для подобных ночей нужно было иметь некоторую стойкость.

 

Билл кивает. И говорит о том, что концертное существование было унылым, как однообразный День Сурка – самолет, лимузин, гостиница, самолет, лимузин, гостиница и так далее. И только любовные приключения вносили разнообразие и интригу. “Конечно, в некотором смысле, это вызывало привыкание и зависимость, но относительно безопасную зависимость. Это было лучше, чем наркотики, потому что большой дозой этого дела нельзя было отравиться. Если у вас было чуть-чуть здоровья и вы нигде тяжело не вкалывали, это было то, что надо.”

 

«Билл имел абсолютную необходимость в постоянном спариванье, – однажды сказал Ричардс. – Он обязан был иметь «птичку», в противном случае не мог заснуть; тосковал по родине. Его начинало трясти, он падал духом, если не имел что-то в кровати рядом, без разницы, что это было».

 

В амурных отношениях у Билла давнее кредо: “Когда я еще работал клерком на заводе, один друг сказал, что если хочешь иметь успех у женщин, относись к каждой из них, как к Леди. При этом не важно, что ты на самом деле о ней думаешь. В любом случае будь обходительным и приятным.”

 

 

– Мик и Кит знали о вашем успехе с женщинами?

 

“Да, – Билл засиял. – Да, конечно, да. Они имели обыкновение вламываться в мою комнату, когда я развлекался там с тремя девочками, они заставляли ночных портье отпирать дверь, говоря, что это их комната и они потеряли ключ. От таких шуток можно было описаться”.

 

Дальше разговор заходит о Мэнди Смит. Смит, конечно, не была леди, когда они встретились – она была только девочка-подросток. В конечном счете, они поженились, когда ей было 19 и ему было 53. Не удивительно, что отношения стали сенсационными новостями. Можно было попасть в тюрьму после такого секса.

 

 Детка Мэнди Смит и обложки её синглов с многозначительными названиями

 

– Как Вы оказались в такой ситуации?

 

“Я не знаю, – бормочет он. – Не знаю. Наверное, это – волшебство момента. Это был 1984-й, когда я встретил ее. Мы поженились в 1989-м. Это превратилось в бедствие.”

 

Думал ли он когда-либо, что такой брак удастся?   “В 1985-86-м, пожалуй, да.”

 

При разводе ей заплатили 130 000 отступных, позже она вышла замуж за футболиста и сейчас счастлива в браке. Им есть о чем поболтать ногами.

 

– Встречаются ли они с Мэнди сейчас, хотя бы изредка?

 

“Нет. Никогда. Это была ошибка, которую я сделал.”

 

 Но это не была просто его личная жизнь. Именно провал отношений с Мэнди привели к его уходу из «Роллинг Стоунз».

 

“Я должен был привести свою личную жизнь в порядок. Это было действительно необходимо.”

 

Как он – прирожденный библиотекарь, по его же высказыванию, – мог создать беспорядок в собственной жизни?

 

“Да, я должен был избавиться от лишнего и снова начать с чистого листа.”

 

Билл Уаймен с Мэнди Смит и с Сюзанне Аккоста

 

В конечном счете, по словам Билла, отношения с Мэнди вынудили его расти. И он подошел к делу восстановления своей жизни с удивительным прагматизмом. Он вернулся к старой подруге, Сюзанне Аккоста, сказал, что наконец успокоился и попросил, чтобы она вышла за него замуж. Еще более удивительно,что этот его третий брак сработал.

 

ЧАСТЬ ВТОРАЯ: ЖЕЛЕЗНЫЙ ЛЕБЕДЬ МИК

Пока угнетенный чернорабочий группы Билл Уаймен вымещал пыл, взбивая мясо тысяч поклонниц, будущий рыцарь английской короны Мик Джаггер придирчиво выбирал дам по рангу.

 

 

 

Он берег время, ибо ковал предпосылки для экономического триумфа. «Роллинги», которых в начале карьеры беззастенчиво эксплоатировали, готовились взять судьбу группы в свои руки, то есть в руки Джаггера.

 

Финансовая одаренность Мика кем-то трактуется как дар Божий, кем-то – как дьявольская расчетливость. Все только и точат лясы о его бережливости. Последняя из его бывших жен Джерри Холл, потребовав урегулирование развода в сумме 30 миллионов фунтов, с удивлением узнала, что их брак недействителен, поскольку состоялся на тропическом острове, без составления правильных документов – и что Джаггер дальновидно подстроил этот фокус.

 

В конечном счете, как мать троих детей Мика, Джерри получила семь миллионов из предполагаемого двухсотмиллионного состояния мужа. И это как раз то, что следовало ожидать от него, всегда показно извращенного, высокомерного и жестокого, ведь некоторое время, в конце 1960-ых, он даже рекламировал себя, как современное воплощение Сатаны.

 

 

На нашем коллаже сверху: Мик Джаггер, снятый фотографом Терри O’Нилом в образе неумолимого бизнесмена в 1976 году и поклонницы Stones, ждущие группу у выхода из суда по делу о наркотиках, 1 января 1965 года – очаровательные и мечтающие о любви крошки, которыми пренебрёг будущий рыцарь

 

Мы-то понимаем, что эти трюки только устрашающая протестная маска, прикрывшая нежную душу поэта, влюбленного в себя самого и вынужденного защищать независимость своего творчества. Эго, обаяние и воля помогли этому невысокому юноше со странной фигурой и неуклюже полными губами стать секс-символом нескольких поколений. Теперь его коллеги по цеху утолщают губы на столах пластических хирургов, делают инъекции вредного и неприятного коллагена. “Да! Они колются коллагеном!” – смеется Мик торжествующе.

 

На альбоме «Большой взрыв», в песне «Улицы Любви» он поет о том , что поступал плохо. Может быть так он извиняется перед лучшими девушками своего времени, которых обидел?

 

Хотя и те не остались в долгу: Мэрианна Фэйтфул, например, всегда публично настаивала, что Ричардс был лучше в кровати.

 

Недавно на вопрос о любви Джаггер ответил: “Я никогда не был глубоко, безумно влюблен.”

 

Что привело его в конце жизни к такому грустному выводу?

 

Давайте по порядку.

 

 

 

Вернемся в далекую середину шестидесятых, когда «Стоунз» стали позиционировать себя как анти-Битлз, а потом додумались и до анти-Христа.

 

Ещё в 1966-м Джаггер пел, что девушки глупы, безумны, не следят за временем, должны всецело зависеть от мужчин, а домохозяйки – и вовсе параноидальны.

 

Женский идеал группы нарисован в альбоме «Between The Buttons»– это высокомерная хищница “с зубами, готовыми укусить”, смазливая пройдоха, спящая с кем попало – “с лакеем, пекарем, смеющимся кавалеристом”, любвеобильная особа, у которой на уме не только мужчины, но и женщины.

 

Своих спутниц жизни «Stones» никогда не переоценивали. Единственное исключение из этого правила – ударник Чарли Уоттс. Он раньше всех женился – на скульпторше Ширли Энн Шеффард и неразлучен с ней с 1964 года. Его фанатичная твердость и стоицизм в решении семейных вопросов повлияли на долголетие группы.

 

 

 

 Счачтливый семьяеин Чарли Уоттс с женой Ширли и дочерью Серафиной, на свадьбе у Билла Уаймена, 5 июня 1989 года

 

Мик Джаггер всегда был ветреным и непостоянным, хоть и очень разборчивым. Даже в постели Мик не забывал о том, кто он.

 

Девушкам можно было разговаривать с ним на любую тему – от войны во Вьетнаме до мотивов английской классической литературы в рок-музыке, кроме одной. Себя самой. Джаггер любил, чтобы всё внимание в отношениях между ним и женщиной доставалось ему.

 

Первой музой Мика стала ведущая радиопрограмм Крисси Шримптон по кличке “креветка”, сестра известной фотомодели. Она считала его своей собственностью и втайне дико ревновала к поклонницам

 

Юные Мик и Крисси в кабинке автоматической фотографии

 

 В конце 1966 года её сменила Марианна Фэйтфул, приехавшая из Вены, воспитывавшаяся в католическом монастыре, дочь австрийской баронессы из Габсбургской династии и английского шпиона майора Гленна Фэйтфулла (на фотографиях ниже).

 

 

К тому же она была внучкой того самого Леопольда фон Захер-Мозоха, чье имя и роман «Венера в мехах» привнесли в мир понятие «мозохизм».

 

 

 

Через десятилетие, живя на улице и ежечасно колясь героином, Марианна не уставала рассказывать, как надсмехалась тогда над буржуазным и отнюдь не рыцарским происхождением Мика. Кто ж тогда знал, что этот недостаток исправит английская королева: 5 июня 2002-го года вокалист Rolling Stones Мик Джаггер получил звание рыцаря Британской Империи. «За служение музыке», как было указано в пресс-релизе Королевского двора.

 

Марианна Фэйтфул через много десятилетий после безумств с Роллингами и в самом начале, в 1964, снятая Терри O’Нилом в пикантном  неглиже

 

Но тогда на взлете чувств Марианна бросила мужа и переехала к Мику, захватив с собой маленького сына Николаса. Крисси горевала, попала в больницу с диагнозом “стресс”, но вскоре утешилась.

 

Мик и Марианна встретились на одном светском рауте в 1964 году, “это был ангел с сиськами”, – рассказывал о первом впечатлении, произведенном этой блондинкой менеджер «Стоунз» Эндрю Олдхэм. Он тут же решил сделать из нее певицу. Ричардсу и Джаггеру было поручено написать для нее песню.

 

Они никогда до этого не писали песен вместе, но тут уединились на кухне, пообещав не выходить без шедевра и написали «As Tears Go By», которую позже стали исполнять сами. Марианна спела ee чистым голосом. Песня попала в первую десятку национального хит-парада.

 

Как актриса эта аристократическая битница и хипушка участвовала в постановке «Трех сестер» по Чехову, спектакле «Гамлет», играла заглавную роль в эротичном фильме «Мотоциклистка» с молодым Аленом Делоном (эта картина называлась в американском прокате «Голая под кожей»).

 

Кадры из фильма «Мотоциклистка» (англ. Girl on a Motorcycle, фр. La Motocyclette)  режиссёра Джека Кардиффа с Аленом Делоном и Марианной Фэйтфул / 1968 год

 

У Марианны было много поклонников – от Джимми Хендрикса до кого-то из Битлов, и она требовала от Мика немалого внимания.

 

Параллельно, ни мало не стыдясь, верная концепции сексуальной свободы, Марианна спала с Китом Ричардсом, с Брайаном Джонсом, с подружкой Ричардса Анитой Палленберг и многими, многими, многими другими. Марианна спала почти со всеми, кто был тогда в их компании.

 

Рано увлекшись романами Берроуза и философией хиппи, девушка с головой окунулась в мир наркотиков и требовала этого же и от Джаггера. Она пила, курила, кололась. И делала это не одна. В 1967 году в особняк Кита Ричардса приехала полиция. Среди других “торчков” констэбли застали там абсолютно голую, невменяемую девушку. На другой день газеты вышли с заголовками “Голая девушка на вечеринке y Stones” и ещё что-то о том, куда она вставляла шоколадный ботончик…

 

Но самое интригующее, что при всем этом Марианна сохраняла непорочный образ и чистую душу.

 

Все хотели на ней жениться: она была красива чистой девичьей красотой, у нее был сладкий голос. И такие располагающие к себе объемные белые буфера. Мик ее очень баловал, красиво одевал, и многие девушки в тот момент копировали ее стиль в одежде. Она была просто очаровательной – и Джон Леннон написал специально для нее песню.

 

Кроме того, Марианна Фэйтфул была знаменита как первый человек, сказавший с киноэкранов слово «fuck» – она сделала это в фильме «I’m Never Forget What’s is Name»(1967).

 

 

Мик Джаггер и Марианна Фейтфул прибывают на суд магистрата Марлборо-Стрит, Лондон, 29 мая 1969 года, на следующий день после того, как детективы нашли в их доме в Челси марихуану

 

В 1968 году Марианна забеременела от Мика, но у нее случился выкидыш. Трудно этому удивляться: однажды, когда она вышла из наркотической комы, Мик приветствовал ee фразой: “Дикие кони не смогли унести меня”. Потом это стало песней «Wild Horses».

 

Еще Марианна Фэйтфул написала слова к песне «Sister Morphine» – одному из самых пугающих откровений тех лет, которую тоже исполняли потом «The Rolling Stones», но которую по-настоящему могла спеть только Марианна – высоким голосом материализовавшегося отчаянья.

 

Спустя год после неудачной беременности она попыталась свести счеты с жизнью. Ho умереть не смогла и решила сделать так, чтобы Мик забыл ее, потому что несчастная любовь не умещалась в ее душе.

 

И она стала обжираться, потому что знала, что Джаггер сам бросит ее, растолстевшую. И он действительно расстался с ней, оставив у себя только ее письма. Когда Джерри Холл через двадцать лет нашла эти письма, она сказала, что Мик никого не любил так сильно, как Mарианну.

 

 

 

Что будет происходить с Марианной в последующее десятилетие, она почти не запомнит, это будут годы сплошных героиновых снов наяву. Единственным, что поможет ей выжить, будут лицензионные отчисления от песни «Sister Morphine». “Не говорите мне, что наркотики не платят”, – скажет она об этом времени.

 

В 1979-м Марианна Фэйтфул снова вынырнет в лучи славы с удивительным альбомом «Ломаный Английский», посвященным немецкой террористке, женщине-боевику из «Красных бригад» Ульрике Майнхоф, которая, по официальной версии властей ФРГ, повесилась в тюрьме в 1976-м.

 

На этом альбоме будет все, кроме высокого чистого голоса – он станет сорванным и глухим. В автобиографической книге, которую она выпустит в девяностых, покинутая и воскресшая, победившая навязанный ей прессой образ ангела-куколки, она заявит, что по ее мнению безумная энергия «Stones» – это подавляемое сексуальное влечение их лидеров друг к другу: “Кто был самой большой любовью Джаггера в течение всей жизни? Фактически, я думаю, что это был Кейт.” И в этих словах проступит ее так и не угасшая ревность и страсть.

 

Еще до расставания с Марианной, в 1969 году, Джаггер сблизился с восходящей звездой – темнокожей певицей Маршей Хант. Она прославилась своей страстью публично оголяться – в скандальном мюзикле «Hair», на рок-фестивале острова Уайт, на съемках телешоу «Top Of The Pops». Их роман был очень непродолжительным, но Марша стала прототипом песни «Brown Sugar» и родила от него дочку Кэрис. Новоявленный папа долго отрицал свое отцовство, пока в середине 70-х суд не приговорил его выплачивать Марше ежегодно круглую сумму на содержание дочери. В 1989 году Кэрис участвовала в работе над фильмом о «Stones» «25х5». Сама Марша в 90-х годах была администратором видеоверсии популярного мужского журнала.

 

Мисс “Brown Sugar” Марша Хант в 1969 году

 

 

Летом 1970 года на парижском концерте «Stones» Джаггер встретился с никарагуанкой по имени Бианка Перес Морено де Масиас (по другой версии ее звали Бианка Роза Перес-Мора), 25-летней выпускницей Института политических наук в Сорбонне (на фото ниже). Мик и Бианка быстро нашли общий язык, и через год поженились в Сен-Тропе.

 

 

 

Все пошло не так с самого начала, уже в день свадьбы Мик пришел к Бианке с брачным договором – и она очень расстроилась, решив, что он не любит и не доверяет ей. На свадьбу из участников «Stones» был приглашен только Ричардс. Пришли Ринго Старр и супруги Маккартни.

 

Выражения лиц родных и близких были траурные: никто не ожидал от Мика такого шага. Но секрет страсти нарцистичного певца к латинской красавице был прост – их лица и даже фигуры имели поразительно сходные черты.

 


 Бьянка и Мик Джаггеры

 

21 октября 1971 года у Джаггеров родилась дочь, которую назвали Джейд – «шельма».

 

Говорили, что Бианка никогда не надевала одно платье дважды, у нее была огромная, потрясающая коллекция одежды, у нее был стиль. Было непонятно, чем ее привлек Мик – они были совсем разные. Он называл ее Би, она его смешно Мьиик. Эдакая высокомерная экзотическая аристократка, политолог, а он – шоумен, почти циркач и балаганщик, представитель среднего класса. Была заметна холодность между Бианкой и подругами других «Роллингов» – никарагуанка держала дистанцию. Она не ходила на репетиции, как это делали другие девушки. Она была абсолютно не рок-н-ролльной, хотела найти какое-нибудь тихое и теплое место, вдали от репортеров и поселиться там.

 

 

А в 1979 году Мик и Бианка расстались. Развод проходил с кровью – бывшая супруга потребовала разделить имущество пополам, но после долгих проволочек получила всего миллион с лишним. Впоследствии она снялась в фильме «Success», где сыграла проститутку; занялась политикой, стала борцом за права своего народа, получила премию мира.

 

А Джаггер уже вовсю крутил с американской топ-моделью «техасской кобылицей» Джерри Холл. Она была младше его на 13 лет, свою карьеру начала еще подростком, снималась в журналах и рекламе. Мик отбил американку у Брайена Фери, с которым та кадрилась, снимаясь в его клипе и на обложке диска.

 

Джерри Холл и Мик Джаггер

 

В результате появилась образцовая артистическая пара. Здесь не было обожания, преклонения друг перед другом, отношения Холл и Джаггера напоминали деловые. У пары родилось трое детей – Элизабет (ныне фотомодель), Джеймс, Джорджия.

 

 

 

Впрочем, Джаггера часто видели с другими женщинами. В начале 1999 года латиноамериканская модель Лучиана Морад затеяла громкий скандал, утверждая, что ее сын Лукас – дитя лидера «Stones». Мик пошел было на попятный, но медэкспертиза доказала: он действительно отец ребенка. Папаше пришлось раскошелиться.

 

Спустя 3 года манекенщица-малолетка Кристин Винберг пожаловалась прессе, что Мик часто пристаёт к ней по телефону. Родители Кристин были страшно возмущены этим. Видно, девушка да и ее родители ещё слишком юны, чтобы понять – звание пассии солиста «Роллингов» хоть и напоминающего, по меткому выражению английского журналиста, две, соединенные в одну, сути Дориана Грея, – это путёвка в жизнь и в околомузыкальную историю.

 

Потом у Мика был похожий на изобретательный промоушен развод с Джерри Холл и далее, без остановок, общение с многочисленными и все более корыстными моделями, хороводом которых он все более эксплоататорски наслаждается.

 

Они достаточно молодые, чтобы быть его внучками, и достаточно взрослые, чтобы спать с ним.

 

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ: СИНЯЯ ПТИЦА БРАЙАН

Иногда кажется, что рассказы Билла Уаймена, о любовных похождениях – выдумка и плод зависти к самому крутому ловеласу «Stones» – Брайану Джонсу.

 

 

 Лондонские девушки смотрят на Брайана Джонса, выходящего из лондонского суда 2 июня1967, как на чудо

 

Задолго до создания группы Брайан устроил в своём родном городе большой скандал: его 14-летняя подружка забеременела, а новоиспеченный папаша не захотел жениться. Это происшествие не прошло для него даром: школа дала ему такую скверную характеристику, что Джонс не смог попасть ни в один колледж. Впрочем, Брайана образование интересовало гораздо меньше музыки и любви.

 

В 1960-м, как сообщают книги, он сделал ещё одного ребёнка одной замужней даме старше него на несколько лет. После этого Джонс сбежал в Лондон, так как у него не было денег на содержание бэйби.

 

В мае 1962 года двадцатилетний Брайан Джонс дал объявление в газете «Новости джаза». Он сколачивал блюзовую группу и искал единомышленников в среде музыкантов.

 

Созданные им «Роллинг стоунз» не без помощи ловкого менеджера Олдхема создали бунтарский имидж темной силы, которую обожали слушатели, но терпеть не могли их родители, люди старшего поколения.

 

Модные и молодые «Роллинги» в 1963 году. Всё ещё только начинается! Слева на фото их гениальный продюсер, тезка нашего журнала Эндрю Луг Олдхем

 

Одним из обязательных атрибутов хулиганского образа была показная сексуальная невоздержанность и порок. «Роллинг Стоунз» стали живым символом секса и наркомании сначала на Британских островах, а потом и на всей планете.

 

Как-то Билл Уаймен дал емкую характеристику Брайану Джонсу: «Он мог быть милейшим, любезнейшим и тактичнейшим человеком на свете, но одновременно и самой противной тварью».

 

Не подлежит сомнению, что Джонс страдал всевозможными комплексами, был подвержен маниакально-депрессивным состояниям. Он жаждал дамского общества, но с подругами своими обращался по-свински, с удовольствием избивая их.

 

 

 

Когда к середине 60-х Rolling Stones уже добились признания, объявились три претендентки на алименты Джонса.

 

Первая, Линда Лоуренс, познакомившаяся с ним в 1963-м в Виндзоре, когда «Stones» выступали в клубе «Ricky Tick»: ей было 16 лет, она носила стрижку под мальчика, быстро покорилась Джонсу, и её родители пригласили его разделить их дом. Однако год спустя, после рождения сына Джулиана, Брайан исчез, только под угрозой суда признав себя отцом ребенка.

 

Другая девушка Доун Моллой предъявила прессе медальон с портретом своего, родившегося от Джонса сына Пола Эндрю и свою фотографию с Брайаном.

 

И, наконец, девушка из Лондона Пэт Эндрюс в 1966 году привлекла к себе внимание тем, что заявила, что Брайан – отец её 4-х летнего сына Марка. По её словам, она жила в третьеразрядном отеле, и Джонс высылал ей еженедельно всего 50 шиллингов.

 

За свою короткую жизнь он произвел на свет много детей и всех их бросил. Быть может, это связано с тем, что Джонс был самым творчески одаренным членом «Роллинг стоунз». Другие музыканты завидовали его умению в считанные минуты овладеть любым музыкальным инструментом. Кроме того, в начале Брайан был мотором группы, главным созидателем и дельцом.

 

 Брайан с бородой и с Дайаной Росс

 

 

К сожалению, «Роллинги» жили в атмосфере зависти и профессиональной ревности.

 

Однажды Джонс едва не уволил Джаггера за плохое пение.

 

Гитарный альянс Джонс – Ричардс был растоптан в угоду интригам. Профессиональная дружба треснула, как только Кит и Мик начали совместно сочинять песни. По свидетельству Марианны Фэйтфул однажды в загородном доме Ричардса Джонс даже накинулся на Джаггера с ножом. Мику удалось обезоружить Брайана, но драка продолжалась, пока они оба не сверзились в ров с водой, окружавший дом.

 

В конце шестидесятых группа не желала следовать предложенной Джонсом музыкальной концепции – интерпретации американского блюза и рок-энд-блюза для подростков, отвергнуты были и его прогрессивные музыкальные прозрения, среди которых использованное «Роллингами» позже фольклорное наследие марроканских мистиков.

 

Почувствовав себя покинутым и никому не нужным, великий музыкант стал искать утешения в разного типа стимуляторах. Его пристрастие к наркотикам сделало свое дело: Джонс начал разваливаться. Он стал бесполезен в студии, засыпал во время записи прямо на полу, даже не потрудившись освободиться от гитары.

 

Чтобы попытаться встряхнуться, Джонс решил ехать в отпуск и пригласил с собой свою тогдашнюю подружку Аниту Палленберг (на фото ниже).

 

 

 

Эта красивая двадцатитрехлетняя полунемка-полуитальянка вошла в жизнь «Роллинг Стоунз», чтобы внести колдовской вклад в их судьбы, – во время гастролей в Германии в сентябре 1965 года, известных провокационным фашистским салютом, который Мик отдал на концерте в Вальдбюне перед тысячами немецких подростков.

 

Анита Палленберг считалась одной из лучших моделей в Европе и ее появление за кулисами Мюнхенского концерта в обтягивающей кофточке, мини юбке и белых сапожках по колено произвело должную реакцию – Брайан обратился к ней на немецком и представился как лидер группы.

 

Анита: “Я впервые встретилась с Брайаном в Оctoberfest Circus. Знакомый фотограф провел меня внутрь. У меня с собой было немного гашиша и несколько таблеток нитрита амила. Я подошла к Брайану – он мне очень нравился – стукнула его по плечу, а когда он обернулся, улыбнулась ему.”

 

Он пригласил ее в отель и всю ночь изливал душу, говорил, что Мик и Кейт относятся к нему предвзято, плакал. Она появилась и на следующий день. Так начался их роковой роман.

 

Болтали, что Анита была направлена в группу адептами черной магии. Ее внедрение произошло в момент совместного курения наркотиков, когда беззащитный, как ребенок, Джонс оказался в ее хищных объятиях.

 

Брайан Джонс быстро превращался в зомби, Анита завладевшая им, как вампир, торжествовала. На фотографии она с удовольствием попирает христианский крест ногой

 

С тех пор произошло, как говорят, «единение сил тьмы». Существуют люди, которые утверждают, что «Стоунз» были ангелоподобными существами, и что именно Анита внесла в их образ демонические черты.

 

Она всегда была остра на язык, не стеснялась в выражениях. Очень шумная, броская, она бросала людям вызов и очень подходила «Роллингам».

 

Поэтому она стала единственной женщиной-роллингом.

 

 

Анита родилась в Риме. Ее отец Арнальдо Палленберг был художником и пианистом. С детства девочка свободно говорила на четырех языках, занималась музыкой, керамикой, спортом. Потом, еще совсем юная, стала путешествовать, вращаясь в самых богемных кругах Европы и Америки, снималась в качестве модели у лучших фотографов, участвовала в съемках экспериментальных фильмов. Она говорила, что не хочет строить карьеру, что хочет всего лишь хорошо провести время.

 

Анита: “Когда я впервые столкнулась со «Stones», они напоминали школьников. Мик и Кейт только примеряли на себя личину секс-символов, а у Брайана уже была куча незаконных детей! Познакомившись с Брайаном, я по-настоящему влюбилась в него. Он находил время интересоваться многими вещами помимо музыки и не был ограниченным, подобно многим другим.”

 

Именно Анита, испытывавшая порочную симпатию к символам мирового зла, задумала и сняла странные портреты Брайана в костюме офицера SS. На некоторых снимках он наступал ногой на растрёпанную детскую куклу. Видимо, так фройляйн Палленберг прощалась с фобиями своего арийского детства. Позже они стали увлекаться садомозохистскими играми, в которых больно доставалось обоим.

 

Когда в кино она сыграла демоническую личность, ей не нужно было усилий для этого, ведь многие считали ее ведьмой. Не удивительно, что вся их компания читала Булгакова!

 

Ведь именно после того, как  Марианна Фэйтфул дала почитать Джаггеру книгу «Мастер и Маргарита», появилась идея песни «Симпатия к дьяволу».

 

В конце февраля 1967 года Мик Джаггер вылетел в Танжер. Ричардс, Джонс и Анита Палленберг решили отправиться в Марокко на роллс-ройсе Ричардса, прозванном «Синяя Лена».

 

Их привлекала атмосфера Марокко, как экзотический источник вдохновения. И свободно продающиеся там всевозможные наркотики – от маджуна (медовые леденцы с гашишем), кифа (смесь черного табака и конопли) до стимуляторов-амфетаминов, кокаина и морфия.

 

Джонс пил бренди из фляжки и покуривал «травку» с Анитой на заднем сиденье, предвкушая приближающийся свой день рождения, 28 февраля. Под постоянным кайфом он, даже не заметил, что Анита и Кит увлеклись друг другом. Когда Брайан, наконец, это понял он совсем расклеился. Он набросился на Аниту, обвиняя ее в неверности, и девушка призналась ему в связи с Китом. Ослепленный гневом Джонс вломился в ее гостиничный номер, накаченный ЛСД, он привел с собой двух туземных шлюх, требуя, чтобы Анита занялась с ними групповым сексом. Девушка отказалась, и Брайан начал громить номер. Анита убежала ночевать в номер Ричардса, и любовники решили вернуться в Лондон без Брайана.

 

После всего этого, Брайан утверждал, будто бы из-за нервного потрясения забыл, как играть на гитаре. Но Аните удалось уговорить его вернуться к музыке, намекнув на возможность воссоединения. После турне Джонс окончательно свалился: пропускал репетиции, записи пластинок.

 

Мик Джаггер собственнным волевым решением предложил место соло-гитариста Мику Тейлору. Оставалось сообщить Джонсу об отставке из его собственной группы.

 

Джаггер и Ричардс отправились к нему на виллу в Суссекс, где когда-то писателем А. А. Милном были написаны культовые сказки о медвежонке Винни Пухе. Джонс воспринял известие о своем изгнании спокойно.

 

 

Джаггер предложил Брайану сто тысяч фунтов в качестве выходного пособия и по двадцать тысяч фунтов в год пенсии на все время существования «Роллинг стоунз». У Джонса уже была новая подружка – черноволосая шведка, профессиональная танцовщица Анна Волин. Он снова принялся за музыку и даже обсуждал с Джоном Ленноном перспективу присоединения к «Битлз».

 

А 3-го июля 1969 было объявлено о загадочной смерти Брайана в собственном бассейне. До сих пор гадают, была ли она несчастным случаем, убийством или самоубийством.

 

«Could You Walk on Water? / Можешь ли ты пройти по воде?» – так Брайан задумывал назвать пятый студийный альбом «Stones» в 1965 году. Уловив в названии явный намёк на богохульство, менеджеры испугались и диск был переименован в «December’s Children (And Everybody’s)». При этом музыка песни, позже названной «Сестра Морфий», была музыкальной основой к песне-синглу «Можешь ли ты пройти по воде?». Слова этой песни были позже заменены на стихи написанные Марианной Фейтфул. А вот фотографии, которые были сделаны под прежнее название попали в 1966 году на обложку первого сборника «Роллинг Стоунз» названного «Big Hits (High Tide and Green Grass)». На снимках «Роллинги» задумчиво бродят по берегу озера и вглядываются в водную гладь. Интересное совпадение!

 

Джаггер, Марианна, Ричардс и беременная от него Анита Палленберг по разным причинам не пришли на похороны.

 

 

 

Поклонники музыканта для того, чтобы собрать деньги на памятник Джонсу в его родном городе, распродали по одной все кафельные плитки рокового бассейна.

 

Вскоре на любительскую камеру был снят фильм «Представление», который все перевернул с ног на голову.

 

Анита и Мик в ролях Фербер и Турнера в сюрреалестическом мире фильма «Представление / Performance» (1970). Фото Andrew Maclear

 

Фильм, в котором Анита Палленберг с Миком снялись голыми и в котором они, по слухам, по-настоящему занимались любовью. Все стали говорить, что Мик украл девушку у товарища, который в свою очередь украл ее у другого товарища и прочие бла-бла-бла.

 

О смерти Брайана Джонса говорили, что это было ее рук дело, что ее колдовство было причиной его смерти. В этом безусловно есть доля правды.

 

Гибель Брайана стала для группы поворотным пунктом, после которого многие стали воспринимать «Stones» как творчески выхолощенную карикатуру на самих себя. Каждый альбом, вышедший с тех пор, несет в себе тайную перекличку с творчеством основавшего «Роллинг Стоунз» музыканта, который по меткому выражению Ника Кента “отдал «Stones» мощную силу подлинной молодости”, почти ничего не получив взамен.

 

 Мик, Анита, Кейт после Брайана – хозяева «The Rolling Stones», друзья, любовники, единомышленники, соучастники…

 

 

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ: ГРИФОН КЕЙТ, ВОРОБЕЙ ВУДДИ, ГОЛУБЬ ТЕЙЛОР И НИЧЕГО О ДОМАШНЕМ ПОПУГАЕ ЧАРЛИ

Кит Ричардс всегда был скромным и особенно в отношении дам. Оттопыренные уши и испорченные зубы добавляли ему неловкости. Но дамы решительно делали на него ставку.

 

В 60-х он встречался с моделью Линдой Кит. (Впоследствии она станет девушкой Джими Хендрикса, познакомит его с продюсером Чэсом Чандлером, который запустит музыканта в большой рок-н-ролл.)

 

Однажды у Кита была волшебная ночь с Марианной Фейтфул. Через много лет в прессе певица назвала Кита своим любовным героем всех времён, наверно, чтобы отомстить Мику.


 

 Кейт Ричардс с женой Патти Хэнсон и Ронни Вуд с женой Джо на свадьбе Уаймена, 1989 год

 

Летом 1967 года, по дороге в Танжер, наметился главный роман его жизни, взрывная история с участием Брайана и Аниты Палленберг. Об этих событиях еще будут снимать фильмы и писать книги.

 

Сексуально-мистические связи Джонса, Джаггера, Ричардса, Марианны с Анитой Палленберг были роковыми и запутанными. Эта блондинка сопровождала секс с тремя «роллингами» исполнением сатанинских ритуалов. Она же приучала их к тяжелым наркотикам.

 

Кита с Анитой можно увидеть в эпизодах немецкого фильма «Michael Kohlhaas – Der Rebel».

 

Аниту без Кейта в фильме «Барбарелла», где она мучает Джейн Фонду.

 

 

 Колдунья Анита родила хулигану Кейту трёх детишек совсем не похожих на Омена

 

Помимо нескольких ролей в кино, эта женщина была адептом сатанинской Церкви Страшного суда, но при этом дико боялась нечистой силы: надевала ожерелье из чеснока, засыпала, нарисовав на полу магический круг, в ножках кровати прятала какие-то талисманы…

 

ВНИМАНИЕ: целиком статья «Женщины Роллингов» доступна только в бумажной версии журнала (обложка этого номера на фото ниже), который можно приобрести в нашем ONLINE магазине

Prime AndreiClub.com reference
1st category banner
boltushki
Внимание!
Сайт не предназначен
для работы
при ширине
экрана менее
480
пикселей!